Сантьяго

Через дорогу от нашего отеля пляж с черным песком. У пляжа такой по-домашнему неухоженный вид, что кажется, будто ты в Евпатории. Туристов почти нет – одни кабовердийцы, в основном дети и парочки. Парочки здесь повсюду – климат стимулирует гормональные процессы, – стоят в воде, обнимаются, хихикают, а на работу будто бы никому и не надо. Говорят, что любовь здесь совсем свободная – почти у каждой кабовердийки к двадцати годам уже есть по двое-трое детей. Прая, крупнейший город Сантьяго, – столица острова и государства. Здесь сидят президент и парламент, здесь есть международный аэропорт и самая большая в Африке солнечная электростанция. Пять лет назад появились университеты: правительство получило кредит от Португалии. Самый известный – университет Жан-Пиале. Пять лет назад вообще много чего появилось: например, поселкам придали статус городов и теперь их на Кабо-Верде семь, но главных два – Минделу и Прая. А все население страны – 518 тысяч. Правительство мечтает развивать туризм и ждет инвестиций, но инвесторы не торопятся. Глядя на Праю с холма, я вижу несколько строек: что-то уже строят китайцы. 

Сан-Висенте

Мы прилетели ночью на маленьком самолетике (авиасообщение между островами осуществляет компания TACV). Час тряски навстречу ветру – и мы в аэропорту Миндeлу, а еще через пятнадцать минут – в гостинице, выходящей окнами на площадь. Пытаюсь спать, но безрезультатно: на площади концерт. Так будет завтра и послезавтра. Здесь любят музыку, любят танцевать. Утром смотрю на Минделу с горы – портовый городок с корабликами в гавани кажется милым, несмотря на торчащую из крыш домов арматуру. Выше на горе – замок пирата Жака, памятник XIX века, на который правительство плевать хотело. Скоро его снесут и построят здесь казино. Главная достопримечательность города – бар Botequim Boca de Tubarão, место, где наливают самый крепкий в городе грог и где лет сорок подряд пела за его стакан Цезария Эвора. Дом Цезарии – трехэтажный каменный – рядом с Домом правительства. Мы пытаемся зайти туда с нашим гидом, но закрыто. На гастролях, значит, – в Москве, не иначе. 

Санту-Антан

Из Минделу на Санту-Антан ходят паромы. В Минделу есть здание морского вокзала со стульчиками; в порту Порту-Нова – только решетки, на которых висят дикие таксисты и продавцы бананов, те и другие немедленно набрасываются на тебя со своим интересом. Туристов в гостинице еще меньше – кроме нас одна швейцарская пара. Остров обойден вниманием незаслуженно, это я понимаю на следующий день, когда взбираюсь на гору Лонфигейро. Только что передо мной лежала высушенная равнина, и вдруг все цветет и колосится. В этих горах растет то, чем питается вся страна. Здесь же затерян отель Pedracin всего на 20 мест; у него нет недостатка в клиентуре, а все потому, что пейзаж сумасшедший. Ну, и если уж затеряться где-то по-настоящему, так это, пожалуй, именно здесь, на никому не известном Санту-Антане.

 

Сал

Еще один перелет из Минделу – и ни одной горы, а только выжженная равнина. Если Сан-Висенте и Санту-Антан – большие острова, то Сал – крошечный. Маленький, равнинный, но очень популярный. На Сале встает знаменитая атлантическая волна, а потому серферы стремятся добраться сюда любой ценой. И наша гостиница Oásis забита ими под завязку. Русских, конечно, больше нет, и нам все удивляются. Персонал рассказывает, что именно в нашем отеле останавливался президент Медведев во время их с Путиным визита в Бразилию. Дмитрий Анатольевич взял четыре номера и отдохнул, в то время как Владимир Владимирович не вышел из самолета. Два главных туристических развлечения Сала – посмотреть на мираж (самый что ни на есть реальный пустынный мираж, то есть, конечно, наоборот – нереальный) и соляное озеро. А вообще, если ты не серфер, на Сале скучновато. Ясно, что туристическая индустрия, способная проглотить колоритную естественность жизни без остатка, скоро придет и сюда. Впрочем, она уже здесь. Проезжаем стройку. Нам говорят – скоро на этом месте будет новый пятизвездочный отель.