Почему ухудшается зрение. Психосоматика Почему ухудшается зрение. Психосоматика

Когда человек устает и у него больше нет сил либо желания, лишь тогда он осознает, что зрение ухудшается. Иной пытается напрягать зрение, обходясь без очков, а иной и не пытается. Зачем, если можно надеть очки. Вот так он и надевает, не зная того, что тем самым продолжает взращивать все те же стрессы. Ведь он снова их видит. Ситуации, вызывающие стрессы, никуда не делись.

Жалость к себе, вызывающая нарушение функции глаз, оказывает как местное, так и общее воздействие.

1. Ухудшение зрения является местным последствием жалости к себе, которое возникает от того, что из слона Вы делаете муху. Чем больше Вы воспринимаете общее как личное, тем больше это занозит Вам глаза, и тем меньше Ваши глаза видят дальше Вашего носа.

2. Общим последствием жалости к себе является уменьшение жизненной силы, которое возникает оттого, что из мухи Вы делаете слона. Чем с большим трагизмом Вы относитесь к мелочам, тем меньше у Вас жизненных сил, которые нужны для того, чтобы чего-то добиться.

Лууле Виилма: жалость к себе и зрение

Ухудшение зрения может протекать либо само по себе, либо в сочетании с другими глазными болезнями. Кому принципиально не нравится плакать, у того после плача глаза заметно краснеют и опухают. Глаза – зеркало души. Чем больше Вам не нравятся жалеющие себя люди, тем сильнее у Вас краснеют глаза от одного лишь созерцания чужих слез, стенаний и сетований.

Если Вы являетесь жертвой жалеющего себя человека, то каждая слезинка Вас унижает, и от нескольких пролитых слезинок глаза могут воспалиться. Воспаление происходит от унижения. Чем больше Вы ненавидите свою униженность и чем больше не желаете ее видеть, тем быстрее воспаление перерастает в иную, более тяжелую болезнь, которая лишает Вас зрения, согласно Вашему же желанию.

Если Вы вынуждены либо сами вынуждаете себя глядеть на жалеющих себя людей и переносить это зрелище со счастливой миной, то это то же самое, что прессовать находящуюся в глазах влагу до плотности дерева. Дерево в человеке символизирует доброту душевного уровня, то есть душевную черствость. Стерпеть зло можно, обладая бесчувственностью хорошего человека. Сами Вы себя бесчувственными не считаете, поскольку постоянно занимаетесь тем, что доказываете свою положительность, однако тело знает истину.

Если Вас до слез расстраивают недоделанные мелочи, но Вы не желаете затевать из-за них ссору, то есть не желаете прослыть плохим человеком, то у Вас нарушается зрение. Уменьшается острота видения мелочей, и человек надевает при чтении и занятии рукоделием плюсовые очки. Ухудшается зрение на близком расстоянии, что именуется дальнозоркостью – словно для того, чтобы пощадить психику этих людей. Подумайте, насколько впечатляюще быть дальнозорким и насколько унизительно и постыдно быть человеком, который видит только у себя под носом.

Прямой противоположностью является близорукость. Это нарушение зрения характерно для молодых. Если кому-то говорят, что он не видит дальше собственного носа, то подразумевают его эгоизм, и это воспринимается особенно обидно. Чем лучше желает быть молодой человек, тем меньше он признается в том, что не обладает дальнозоркостью в житейском ее понимании, и тем меньше у него надежды на сокращение числа минусов в его минусовых очках. Минусы не возрастают у тех, кто развивает свою дальновидность. Воспитание в себе чувства долга производит обратное действие. Когда молодой человек записывается в старики, к очкам с минусом прибавляются очки с плюсом. Плюсовые очки характерны для стариков.

Женщине свойственна неопределенная дальновидность, т. е. духовная дальнозоркость.

Мужчине свойственна конкретность выводов и целенаправленная земная близорукость.

Жалость матери к самой себе и жалость ребенка к матери вызывают у ребенка близорукость, т. е. нарушение зрения на далекое расстояние. Если мать строит из себя мученицу, страдающую из-за отца, и ребенок принимает это за чистую монету, то он не желает видеть мужской мир и в итоге не видит ни далеко, ни близко. К аналогичному последствию приводит во взрослом возрасте женская жалость к себе и жалость к женщинам. Зрение у таких людей портится еще и потому, что, жалея женщин и объявляя мужчин виновниками женских слез, они желают доказать свою материальную мудрость и мужскую дальновидность.

Душевный покой и жизнерадостность беременной женщины обеспечивают рождение здорового ребенка. Кто жалеет себя во время беременности и родов, тот причиняет ребенку близорукость, которая в дальнейшем будет лишь усиливаться при виде материнских слез. Если у матери глаза на мокром месте, однако мужа она в этом не винит, то у ребенка складываются хорошие отношения с отцом и сохраняется способность видеть хотя бы вблизи. Итак, жалость к матери и женщинам вообще превращает духовную дальновидность в земную близорукость.

Жалость отца к себе и жалость ребенка к отцу вызывают у ребенка нарушение зрения на близком расстоянии. Все, что находится поблизости, кажется глазу более крупным. Это значит, что малое воспринимается большим. Чем незначительнее роль отводится отцу в семье, тем меньшее значение имеют земные мелочи, из которых состоят все большие дела. Они могут казаться столь ничтожными, что их и не видно. Если Вы уже больше не различаете букв без плюсовых очков, Вы превратили для себя мелкие земные дела в духовные мелочи. Если Вы продолжаете совершать эту ошибку, то у стекол Ваших очков будут прибавляться плюсы. Если положение мужского пола в ближайшем окружении, а также во всем свете кажется Вам достойным жалости и у Вас возникает нежелание видеть его вырождение, то не удивляйтесь, если вдруг окажется, что глаза перестали видеть как будто безо всякой причины. Итак, жалость к отцу и мужчинам в целом превращает духовную близорукость в земную дальнозоркость.

Жизнь начинается с мелочей, не постигнув которые невозможно приступать к большим делам. Чем больше вокруг ребенка людей, сетующих из-за мелочей, тем больше он ощущает себя обязанным привести все эти мелочи в порядок, и тем больше у него причин стать по отношению к ним невосприимчивым, т. е. слепым. В противном случае у него могут не дойти руки до мелочей собственной жизни. Новорожденный с подобными стрессами глядит как будто куда-то далеко-далеко, и так как не обращает внимания на близкие предметы, его считают незрячим. Никто не догадывается о том, что, быть может, он прекрасно видит на большое расстояние.

Для новорожденного важнее видеть вблизи, поскольку при созерцании мелких вещей и приучении обращению с ними у ребенка развивается мозг. Из мелких вещей складываются большие, и ребенок, знакомый с мелкими вещами, способен постичь и большие. О зрении ребенка на близком расстоянии следует позаботиться еще до его зачатия. Это значит, что как матери, так и отцу нужно вывести отца из жалкого состояния и сделать это по-человечески, помогая друг другу. Следует помнить, что мужчину никогда нельзя жалеть. Человеку нужно посочувствовать.

Если родители ничего этого не знают и ребенок рождается с нарушениями зрения, то последние касаются преимущественно, если не исключительно, зрения на близком расстоянии. Это значит, что родителям следует воздержаться от жалости к себе и ребенку. Высвобождая жалость к себе, а также жалкое положение, в какое попал ребенок, родители способствуют тому, что детское зрение непременно улучшается. Сразу после рождения способны видеть те из новорожденных, с которыми в течение всей беременности родители общались как с равным и долгожданным членом семьи. У таких детей вряд ли возможны какие-либо нарушения.

Фиксировать взгляд, т. е. целенаправленно смотреть, дети обычно начинают в месячном возрасте. Видит ли ребенок при этом, зависит как от духовного прошлого ребенка, так и от его родителей. Отпустите на волю печаль и жалость, что имели место во время беременности и этого месяца. Даже в том случае, если зрение у Вашего ребенка пока в порядке. Все, что было, влияет и на него. Другое дело, когда именно это проявится. Высвобождая жалость к себе, Вы способствуете тому, что глазные болезни у ребенка отодвигаются на неопределенный срок.

Человек, недовольный своей же жалостью к себе, желающий и находящий в себе силы быть выше слез, превращает свои слезы в холодный твердый камень. Благодаря этому он способен противостоять слезам. То есть способен не плакать при виде чужих слез. Но отчего плачущие являются лить слезы у него на глазах, понять это он неспособен, даже превратившись в камень.

Зрительная функция зависит от:

1. Нервной чувствительности глазных мышц.

2. Нервной чувствительности других тканей глаза.

3. Нервов, соединяющих глаза с центрами центральной нервной системы.

Чувствительность глазных мышц уменьшается, когда человек волевым усилием становится бесчувственным в отношении того, чего видеть не желает либо стыдится видеть. В результате большое уже не кажется большим, а малое вообще перестает восприниматься. Далекое не кажется далеким, а близкое и вовсе не существует.

Полнейшее нежелание видеть своих близких не позволяет человеку видеть на близком расстоянии. Это нежелание видеть милых сердцу близких не рождается само по себе. Оно возникает, лишь когда любимые близкие ухитряются испытывать Ваше терпение по максимуму. Если Вы любите своих родителей, супруга либо детей, но не желаете этого, поскольку не в силах больше видеть их жалкого положения, то Вы перестаете видеть вблизи. Эта проблема, в первую очередь, всегда связана с родителями. В этом случае аналогичная ситуация с чужими людьми наносит зрению урон, как если бы она была личной.

Другие понятия низводятся до земных понятий и, в соответствии со степенью ухудшения зрения, перестают восприниматься глазами настолько, насколько человек не желает их видеть. Не желает видеть, ибо не в состоянии эти проблемы решить. Он не понимает, что решать духовные проблемы за ближнего, во-первых, не нужно, а во-вторых, невозможно. Их нужно и возможно для себя уяснить.

Если в человеке происходит борьба между желанием видеть для того, чтобы быть хорошим, и нежеланием видеть для того, чтобы быть хорошим, в глазах возникает напряжение. Оно может быть постоянным, с которым свыкаются настолько, что не представляют, как можно жить иначе

Когда человек устает и у него больше нет сил либо желания, лишь тогда он осознает, что зрение ухудшается. Иной пытается напрягать зрение, обходясь без очков, а иной и не пытается. Зачем, если можно надеть очки. Вот так он и надевает, не зная того, что тем самым продолжает взращивать все те же стрессы. Ведь он снова их видит. Ситуации, вызывающие стрессы, никуда не делись. Незаметно в напряжение приходят мышцы всего тела, однако с глазами это не увязывается. Очками человек увеличивает проблему, которую перестает видеть без очков.

Лууле Виилма "Детские болезни"