Люди-трутни едят в три раза больше Люди-трутни едят в три раза больше и не хотят покидать улей

Трутни хорошо выглядят. Красавцы! У них большие глаза, томные такие. Широкие плечи и широкая грудь. Мощные лапки. Длинные усы и длинные красивые крылья. И аккуратная попа, к которой приделано не жало, а детородный аппарат. Жало - оно у пчел, которые ценой своей жизни защищают свой род. А трутень это делать не собирается.

Он устроен иначе, он красавец и мачо. И чувства трутня гораздо утонченнее, чем чувства обычной рабочей пчелы.

Трутень появляется на свет из неоплодотворенного яйца, специально, чтобы нравиться пчелам и способствовать появлению на свет новых пчел. Такое у него предназначение. И меда трутень ест в три раза больше, чем пчела. Аппетит у него хороший. И жизнь хорошая, ему не надо работать, он занят другим.

У одной женщины дома жил трутень с длинными усами и с бородкой, которую он обслуживал в бабершопе. А лапки накачивал в фитнес-клубе. В целом неплохой мужчина, только как все трутни, он был общественным.

И обслуживал своим аппаратом других женщин тоже, - а потом говорил, что все так живут. Что это нормально. И незачем устраивать истерики из-за такого пустяка. Он же не виноват, что женщины к нему так и липнут...

Пока женщина зарабатывала, все было хорошо в целом. У нее было свое кафе. А потом настало время перемен, - из-за угрозы болезни кафе закрыли. И остались кредиты за машину, на которой трутень ездил в фитнес-центр и в бабершоп. И к женщинам, конечно.

И за квартиру надо платить ипотеку, в которой жил этот приятный в целом мужчина вместе со своей женщиной. И за новый айфон последней модели, которым пользовался этот персонаж, надо платить.

Он же не работал. У него было другое предназначение. Зато он умел играть на гитаре. И любил рассуждать о философии. Так что было о чем с ним поговорить, вернее, послушать. Он же слышал только себя...

Женщина пыталась уговорить его пойти и устроиться на работу, хоть грузчиком, хоть курьером. Жить стало совершенно не на что, а припасы этот мужчина очень быстро съел. Аппетит был отменный у него. Но работать он не хотел и даже устраивал истерики, когда с ним об этом заговаривали.

Пришлось поступить жестоко и отселить его к маме. Он собрал все вещи, которые считал своими, - практически все! - и на машине к маме уехал. Очень рассердился.

А чего сердиться-то? Это совершенно нормально. В сытые времена трутней даже привечают и содержат, потому что есть чем делиться. И хочется чего-то романтического, для души. Какой-то иллюзии любви. И трутень красивый, на него так приятно смотреть...

А в голодное и холодное время трутня выгоняют, это закон природы. Потому что надо выживать, нет ресурса для романтики и сцен ревности. Меда на всех не хватит зимой, это же ясно!

Трутни не только в личной жизни есть. Есть они и на работе. В сытые времена их кормили за красивые глаза, за то, что они приятные люди, за то, что с ними есть о чем поболтать. Иногда они выполняли несложные поручения, - но платили им именно за красивые глаза. А в трудное время их просят на выход с вещами.

Все честно. И в глубине души они отлично об этом знают. Это закон природы такой, закон пчелиного роя. И у пчел трутни улетают прочь на своих красивых крыльях, молча повинуясь правилу.

А у людей трутни закатывают такие истерики! Угрожают, оскорбляют, цепляются за диван, на котором привыкли сидеть...

Хотя у человека есть выбор: он может начать работать. Он не пчела, запрограммированная и созданная матушкой-Природой. Можно встать и пойти работать, работа пока есть, хоть и не слишком приятная или высокооплачиваемая. Но такой человек работать не идет, еще чего!

Трутень продолжает есть мед. В три раза больше, чем рабочая пчела. А когда съест мед, может начать жрать пчел. Так обычно и бывает.

Хотите перезимовать и выжить - придется расстаться с теми, кто только ест, поигрывая бицепсами и поглаживая длинные красивые усы. Или хлопает длинными ресницами и ничего не делает, только требует. Даже если трутень ест не продукты, а вашу энергию, вашу силу, вашу самооценку, вашу жизнь, - это еще хуже.

И кризис - это суровая возможность и потребность освободиться от таких жестоких потребителей. Причина очевидна, не надо ее искать, вот же она - кризис. Слабых прокормить можно и нужно. Больным нужно помочь. А сильных и здоровых, которые ни за что не хотят трудиться, - никак не получится кормить так, как они привыкли.

Иначе придётся погибнуть самим или погубить пчёл. А трутни не пропадут. Улетят в другой улей, побогаче. А в самом крайнем случае начнут работать. Сил и здоровья у них тоже в три раза больше, чем у трудолюбивых пчёл.

Анна Кирьянова