Черная магия чисел 40 лет назад, в 1979 году, Булат Окуджава написал (и положил на тихую незатейливую музыку) стишок, начало которого прямо-таки идеально описывает тему этого текста:

Римская империя времени упадка сохраняла видимость твердого порядка: Цезарь был на месте, соратники рядом, жизнь была прекрасна, судя по докладам.

Заглянешь утром в кошелек, поговоришь со знакомыми — и чувствуешь себя жителем «империи времени упадка». Причем даже без особой надежды выбраться из него в обозримом будущем. Но тут приходит черный маг Росстат, колдует с цифрами одному ему ведомыми способами — и сразу «жизнь становится прекрасна и чертовски хороша». Судя по докладам.

На днях российское информационное пространство взорвало сообщение о том, что правительство якобы обсуждает идею освобождения от подоходного налога работающих граждан с зарплатами ниже и на уровне официального прожиточного минимума. Сейчас он составляет 11 280 рублей в месяц. Единственный экономический смысл такого решения для правительства — нехитрый статистический фокус. Треть из примерно 19 миллионов россиян, живущих по данным Росстата, ниже уровня бедности, имеют работу. Если освободить этих людей от подоходного налога, реальная зарплата автоматически вырастет на 13%. И формально будет уже выше прожиточного минимума. А правительство отчитается о выполнении содержащегося в майском указе президента от 2018 года поручения уменьшить количество бедных, ничего не меняя по существу. Сами эти люди, разумеется, как были нищими, так и останутся.

Со статистикой в России в последнее время вообще происходят какие-то сеансы не то белой, не то черной магии.

Недавно наше статистическое ведомство огорошило общественность внезапным радикальным пересмотром всей макроэкономической статистики с 2014 года — судьбоносного для российской экономики.

Пересмотр цифр оказался до такой степени крутым, что все публично звучавшие до сих пор даже из уст российских министров, не говоря уже о «клеветниках-экономистах», со ссылками на данные того же Росстата слова о самой продолжительной с начала века двухлетней рецессии, обвале в строительстве, существенном падении промышленного производства, оказывается, были грязной ложью. Конечно, если считать чистой правдой новые цифры Росстата, появившиеся «задним числом». Но считать их правдой как-то не очень получается.

Итак, по новой версии Росстата, падение ВВП в России, оказывается, вообще было только в 2015 году. На этот показатель магия цифр нашего статистического ведомства действовала особенно сильно: падение неуклонно усыхало в размерах. Сначала Росстат насчитал спад ВВП в 2015 году на 3,7%. Потом нам дали цифру 3%. Потом — 2,8%. И, наконец, сейчас — всего 2,3% . В полтора с лишним раза меньше первоначальной оценки. Но если российские статистики так «ядерно» обсчитались в первый раз, почему мы им должны верить сейчас?

Рецессию 2016 года Росстат теперь отменил вовсе. Изначально нам рисовали в том году спад ВВП на 0,2%. А теперь утверждают, что был рост на 0,3%. В 2017 году рост экономики, по свежим донесениям со статистического фронта, составил 1,6% (тут разница небольшая, раньше рисовали 1,5%). Ну, а за прошлый год Росстат каким-то чудесным образом насчитал аж 2,3% экономического роста — абсолютный рекорд России с 2012 года. Хотя еще в конце прошлого года даже главный министр-оптимист кабинета министров Максим Орешкин говорил, что рост будет ну никак не больше 1,8%.

Раньше строительство в России, по данным Росстата, за 2015-2018 годы упало на 3%. Теперь оказалось, что на 3% выросло. Несырьевое производство в России рухнуло в 2015 году на 3,4%: это Росстат так раньше «думал», пока его не научили «правильно» считать. А теперь решил, что всего на 1,8%. За три года нам вообще насчитали рост несырьевого производства на 5,6%. Да у нас-то, оказывается, экономический бум, а мы, неблагодарные, его не замечаем!

Вообще Росстат пересчитал в лучшую сторону практически все, за исключением здравоохранения. Даже непонятно, как это он решился на такую дерзость.

Контекст, в котором произошло это революционное улучшение экономической статистики задним числом, добавляет сомнений в честности пересчета. В конце прошлого года на ежегодной пресс-конференции президента РФ был публично поднят вопрос о правдивости официальной экономической статистики. Тогда наибольшее смущение вызывали заявления министра труда и социальной защиты Максима Топилина о рекордном росте реальных зарплат в России в 2018 году. Реальные люди как-то не увидели такого роста своих зарплат. В итоге Росстат все-таки насчитал по итогам 2018 года падение реальных доходов населения на 0,2% — и случилось это пятый год подряд. Как наша страна решила причудливым образом «встать с колен» весной 2014 года, так доходы населения, наоборот, начали уверенно падать. И не могут остановиться до сих пор.

Реакция на вопрос президенту о достоверности статистики последовала незамедлительно. Но, похоже, не в пользу самой статистики. 24 декабря прошлого года Дмитрий Медведев снял с поста главы Росстата профессионального статистика Александра Суринова, который руководил ведомством почти 10 лет, а работал в нем — 20. На место Суринова был назначен никогда не имевший профессионального отношения к экономической статистике Павел Малков. На момент назначения он возглавлял Департамент государственного управления Министерства экономического развития.

Но главная беда со статистикой у нас приключилась два года назад, в апреле 2017-го, когда Росстат, который до этого пять лет подчинялся непосредственно правительству, переподчинили Министерству экономического развития. То есть, ровно тому самому ведомству, которое отвечает в стране за экономический рост. А если учесть, что прошлогодний майский указ президента предписывает правительству обеспечить экономический рост в стране выше среднемирового, сразу возникают нехорошие подозрения. Пользуясь случаем (и субординацией!), Министерство экономического развития запросто может заставлять Росстат рисовать выгодную для вышестоящего начальства статистику. Не получится обеспечить реальный экономический рост выше среднемирового (до магического пересчета экономика в России даже в относительно удачном 2018 году росла на 1,8%, тогда как мировая — вдвое быстрее) — нарисуем виртуальный. Так же и с бедностью поборемся — магической статистикой. И доложим, куда надо, вверх по вертикали власти, что поручение успешно выполнено. Вот вам, дорогие товарищи, нужные цифры!

Иногда кажется, что жизнь здесь остановилась и мы бесконечно воспроизводим сюжеты давно прошедших времен. Взять ту же статистику.

Есть хрестоматийная история про известного советского экономиста и статистика, академика Станислава Струмилина, который на прямой вопрос, стоите ли вы за высокие темпы роста экономики или за низкие, в 30-е годы прошлого века, в разгар сталинских репрессий, ответил с подкупающей честностью: «Лучше стоять за высокие, чем сидеть за низкие». И дожил почти до 97 лет.

Проблема в том, что такие резкие колебания официальных данных о важнейших параметрах состояния национальной экономики, их бесконечный пересчет задним числом подрывают и без того невысокое доверие к нашей стране внешних и внутренних инвесторов. Не говоря уже о рядовых обывателях, которых сказочные цифры наших экономических успехов на фоне собственного положения людей только раздражают еще сильнее. Мало того, что мы живем все беднее, так нам еще и хотят впарить, будто у нас в экономике все хорошо.

Мировое экономическое и финансовое сообщество тоже не может не задаваться вопросом, когда Росстат врал: тогда или сейчас? И если такие радикальные, иногда с «точностью до наоборот», расхождения в цифрах вызваны исключительно переменой методики подсчета, что это за методика такая?

Недоверие собственных граждан, бизнесменов и иностранных инвесторов к официальной государственной статистике становится прямой помехой для развития страны. Само правительство в таком случае не имеет реальной картины состояния экономики. Людей бесит расхождение между бодрыми цифрами статистики и той реальностью, которую они видят каждый божий день. Инвесторы не понимают, каково на самом деле экономическое положение страны.

Росстат не должен подчиняться Министерству экономики, а в идеале даже и правительству. Он должен быть независимым от тех, кто отвечает за экономические показатели развития страны. Чтобы считать честно и беспристрастно. Достоверная государственная статистика в современном мире — залог адекватности экономической политики страны. На статистической неправде — причем, как приукрашивая действительность, так и очерняя ее (в последнем, впрочем, в России никакое начальство до сих пор замечено не было) — ситуацию в экономике и жизнь людей точно не улучшить. Черная магия чисел в исполнении Росстата только добавляет ощущение от России как от страны, где любая правда во всех сферах жизни становится исчезающей редкостью.