Прошлые жизни или общая память Дети иногда помнят, как они были большими. Прошлые жизни или общая память

«Раньше, когда я был большим», - так иногда говорят маленькие дети во всем мире. Да, у детей до 5-7 лет без всякого гипноза можно вызвать воспоминания о прошлой жизни, - так считают исследователи этого загадочного феномена.

Скептики-учёные говорят, что это ложные воспоминания. Ребёнок видел что-то в кино. А на другом языке заговорил потому что по соседству жил иностранец. Когда ребёнку было два года. Вот он и запомнил! Даже если дитя говорит на древнегреческом или египетском…

Другие учёные считают воспоминания генетическими. Хотя ребёнок может вспоминать жизнь другой расы. Он европеец, а вспоминает жизнь в китайской фанзе или в чуме, со всеми деталями. Ну, или ребёнок черпает информацию в загадочном информационном поле. В облаке, где собраны общие воспоминания…

Если доверительно поговорить с ребёнком, он вам многое расскажет. И про свой бывший дом, и про утварь, и про домашних животных… И про то, кем он был и как закончил ту свою жизнь.

У Кэрол Боумэн есть история о малыше, который взял и отлично пришил себе пуговицу. Хотя никто его этому не учил. Просто взял пуговицу и пришил. А потом сказал, что когда был большим, то был моряком. И всегда сам пришивал себе пуговицы! Он это запомнил. А остальное - забыл. Так ведь и мы помним прошлое отрывочно. Кадрами из фильма.

Или мальчик боялся громких звуков. А потом рассказал, что был солдатом на войне, - его убило снарядом. А другие детки прятались под стул, когда пролетал самолёт над домом. И говорили: «сейчас бомбить будут!». Дело было в современной Америке, где о бомбежке дети ничего не знали…

Я вот помню ботинки до колена почти, на шнуровке. Военные ботинки. И раненого в соседней комнате, за которым надо было ухаживать. А ещё помню чалму. Я в три года отлично ее накручивала из маминого белого длинного шарфа. К изумлению родителей.

И сообщала им, что в детский сад желаю нарядиться не снежинкой, а мудрым кади из города Басры. Где мой халат? И где такие чешки, которые не совсем чешки? Такие туфли? Я не знаю, как сказать…

Помню, как пыталась писать мемуары, едва научившись держать карандаш. Записать было очень важно; я отлично знала, что скоро все забуду. Но неповоротливая рука выводила кривые печатные буквы медленно… Так ничего невозможно записать! Надо научиться писать быстро!

Но когда я научилась писать быстро письменные буквы, воспоминания растворились и исчезли. И писать особо стало нечего. Так тает сон после пробуждения.

Надо слушать детей. Особенно, когда они говорят: «когда я был большим…». Это теперь даёт надежду, что когда-то мы снова станем маленькими. Хотя никто не знает, как там все устроено. А маленькие дети хоть и помнят, но не могут рассказать. Слов слишком мало. А маленькие ручки так непроворны и медлительны… И написать мемуары почти невозможно...

Анна Кирьянова