Вирус цифровизации Завершающие свое действие ограничительные меры ускорили цифровизацию малых компаний, стимулировали разработку новых продуктов и переход к иным форматам работы, показал проведенный Райффайзенбанком опрос собственников малого и среднего бизнеса. Предприниматели планируют применять найденные стратегии и после снятия ограничений, а треть компаний обещают вернуть попавших под вынужденное сокращение сотрудников после улучшения ситуации на рынке. Между тем, по данным опроса Kelly Services, сами сотрудники, существенная часть которых была переведена на удаленку, большей частью говорят о желании вернуться к традиционному формату рабочего места.

Ограничительные меры из-за коронавируса (об отмене режима самоизоляции в Москве см. материал «С карантина на парад») не коснулись трети субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП). 2% компаний из их числа смогли даже нарастить обороты и увеличить клиентскую базу, следует из опроса Райффайзенбанка «Малый бизнес-2020: до и после карантина». Две трети компаний (65%) понесли убытки и испытали другие негативные последствия введенных ограничений.

Для поддержания своего бизнеса «на плаву» большинство опрошенных предпринимателей (40%) перевели процессы и сотрудников в онлайн: активнее всего цифровизация внедрялась в сферах бухгалтерии, документооборота с банками, контрагентами и налоговой службой. Как отмечает глава управления по работе с малым бизнесом Райффайзенбанка Денис Скоков, многие компании давно планировали осваивать цифровые каналы, самоизоляция же, по сути, форсировала этот процесс.

Востребованной стратегией оптимизации расходов стал отказ от аренды офиса при карантине: хотя большая часть компаний (60%) сохранила рабочие помещения, пятая часть опрошенных от них отказалась (из них 13% не планируют возвращаться в офис и после снятия ограничений).

Каждая пятая компания планировала сэкономить на аренде, но не смогла расторгнуть договор, следует из опроса. Без «рычага воздействия», то есть права досрочного выхода из договора или завершения его сроков и условий, арендатору сложно получить скидку, отмечает партнер Cushman & Wakefield Наталья Никитина. По ее словам, собственники помещений не идут на уступки из-за закредитованности и наличия обязательств перед банком.

Как следует из результатов опроса, опробованные во время ограничений стратегии могут быть актуальны для бизнеса и в дальнейшем. Более трети компаний продолжат работать в «карантинном» режиме, поскольку он оказался продуктивным. Часть респондентов планируют развивать онлайн-каналы взаимодействия с клиентами и запустить новые проекты — это 14% и 13% респондентов соответственно. При этом 43% компаний рассчитывают вернуться к ранее замороженным контрактам.

Часть предпринимателей (16%) отреагировали на ограничительные меры перепрофилированием деятельности: занялись пошивом масок, разливов антисептиков, сдачей собственности в субаренду. Еще 13% респондентов признались, что оптимизация расходов потребовала сокращения сотрудников — однако такая мера была воспринята компаниями как крайняя. Две трети компаний сократили персонал менее чем на 30% и только 6% — более чем на 50%. При этом более трети компаний обещают вернуть сотрудников после восстановления ситуации на рынке, а 17% уже начали такие переговоры.

Сами сотрудники, по данным другого исследования — кадровой компании Kelly Services, достижения работодателей по части организации удаленных рабочих мест оценивают неоднозначно, что ставит под сомнение перспективы применения этой технологии.

О желании по окончании пандемии вернуться к полной занятости на прежнем рабочем месте сообщили почти две трети (62%) работников. Частичную удаленную занятость хотели бы сохранить 17%, перейти полностью на удаленную работу готовы только 7%. По словам гендиректора «Kelly Services Россия и Польша» Екатерины Гороховой, опыт изоляции говорит о том, что офис — это место не только работы, но и социализации, быстрого решения командных задач и мотивации. Впрочем, эти задачи, по ее словам, не требуют сохранения 100% рабочих мест непосредственно в офисах.

Диана Галиева, Анастасия Мануйлова