Жизнь после нефти будет страшным сном 1 апреля закончилось действие сделки ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, которую основные экспортеры не захотели продлевать. Теперь страны смогут добывать столько «черного золота», сколько захотят. Но в эти «хотелки» вмешался коронавирус, который косит национальные экономики под корень. Нефть сейчас никому не нужна, ведь людей от болезни она не лечит. Между тем российский бюджет состоит по большей части из нефтегазовых доходов, и у него большие проблемы. Стоимость отечественной марки Urals упала до $13. Столько же она стоила в последефолтном 1999 году. А если проблемы у бюджета, то и у каждого из нас. Впрочем, будет повод проверить заверения властей о том, что экономика России слезла с нефтяной иглы. И оплатить эту реабилитацию из своих карманов.

Когда началась заварушка с отменой сделки ОПЕК+, заведующие нефтью и бюджетом чиновники успокаивали: мол, обесценивание нефти России не страшно, потому что у нас есть пресловутая подушка безопасности в виде Фонда национального благосостояния и резервов хватит на несколько месяцев низких цен «черного золота». Причем нижним пределом бюджетной устойчивости разные чиновники называли то $40, то $30, то $25. Какой самонадеянный оптимизм! Теперь баррель стоит $15, и это просто пшик для страны, которая привыкла продавать нефть по $60–65.

Одно из обнадеживающих заявлений звучало от самого президента. Он заверил, что российская экономика будет хорошо себя чувствовать, даже если нефть упадет до $40 за бочку. А вот экономике США, говорил Путин, не поздоровится. Потому что в ней, Америке, нефть добывают «по старинке», гидроразрывами пласта, а у нас — высокотехнологично. Но если мы впереди планеты всей, то почему падает в пропасть рубль, а не доллар? Почему в США снижают налоги, а в России повышают? Почему в России бензин дороже, чем в Америке?

До этого президент, премьер и министры гордо объявляли при любом удобном случае, что Россия больше не сидит на нефтяной игле, и восхваляли рост несырьевого экспорта. Получается, что и нефть была дорогой, и другие производства приносили доходы бюджету. Просто экономический ренессанс какой-то! И вот в это зажиточное (по их словам) время в стране повышают пенсионный возраст, поднимают НДС, облагают налогом самозанятых… Кстати, про налоги. После президентских выборов со всех трибун россиянам обещали не трогать налоговую систему, чтобы бизнес понимал правила игры, а инвесторы направляли деньги в предсказуемую и понятную экономику. Уж не знаю, какой инвестор придет в Россию после введения нового налога на проценты с акций и вкладов.

Всем понятно: обещания государства просто сотрясают воздух. Это словесные интервенции на волатильном, то есть переменчивом «рынке» народного спокойствия. Обещаниями затыкают дыры разочарования в общественном сознании.

И вот свежая иллюстрация: в период, когда экономика парализована эпидемией, государство решило распространить налог на самозанятых на всю страну. Чем не идеальный момент? После карантина множество людей потеряют работу и будут перебиваться случайными заработками, то есть станут… самозанятыми.

Все антикризисные действия властей, отказ помогать людям прямыми выплатами, повышение налогов под шумок коронавируса показывают, что при низкой цене на нефть нашей экономике совсем не хорошо. Ей гораздо хуже, чем в 1999-м, когда нефть тоже стоила $13. Напомню, курс доллара тогда был 24 рубля, сейчас под 80. Это значит, что жить сейчас минимум в 3 раза дороже. Как напоминают таблицы Росстата, двадцать лет назад хлеб стоил 6 рублей, мука — 8 рублей, курица — 40 рублей, водка — 65 рублей.

Вероятно, власти скоро расчехлят резервный фонд, потому что «чернее» день уже сложно представить. Но резервы очень быстро опустошатся без поступления нефтедолларов. А дальше — к гадалке не ходи! — россиянам предложат спасать себя самим. И помогать государству выплачивать кому-то пенсии, пособия по безработице, увеличенный маткапитал тоже придется нам. Даже не сомневаюсь, что новый кризис (возможно, самый тяжелый с начала века) будут сопровождать новые обещания и потом бессовестное их нарушение. «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления», говорил 150 лет назад Михаил Салтыков-Щедрин. До сих пор диву даемся: чего только не придумают, чтобы нам жилось похуже.

Инна Деготькова