Возврат к истокам Мировая система образования безнадежно устарела и несет огромные потери для глобальной экономики. В мире не хватает квалифицированных специалистов, более миллиарда работников находятся «не на своих местах» и занимаются вещами, для которых либо слишком хорошо, либо недостаточно квалифицированы. В результате страдает производительность труда, а мировая экономика ежегодно недополучает пять триллионов долларов. Экономисты уверены, что нашли способ решить проблему, но для этого придется радикально изменить привычный рынок труда. Секреты востребованности без срока давности — в материале «Ленты.ру».

Кризис на мировом рынке труда возник не вчера — он уходит корнями еще в XX век, когда с ростом грамотности населения и в связи с массовой индустриализацией бизнесу требовались сотрудники со стандартизированными знаниями, способные выполнять типовые задачи. В XX веке, выбирая образование, человек выбирал профессию на всю жизнь. Долгие годы такая система в развитых странах успешно работала и предоставляла компаниям компетентные кадры. Однако с цифровой революцией в конце XX века, началом распространения интернета и мобильной связи, роботизацией и постоянным появлением новых технологий обстоятельства изменились.

В новом веке на рынке труда появляется много новых профессий, связанных с высокими технологиями, а знания, которые предоставляют университеты, быстро устаревают. Так, если в середине XX века для технических навыков срок годности был 15-20 лет, то к 2019-му он сократился до 2-5 лет. То есть знания студентов, обучающихся в университетах, теряют актуальность еще до получения диплома, а затем такие специалисты наводняют и без того перенасыщенный рынок труда. В результате образуется дефицит квалифицированных специалистов. Бизнес не может закрывать вакансии и вынужден нанимать людей, чьи компетенции хотя бы примерно соответствуют запросам работодателя, либо тратить деньги на переобучение работников.

«Эта проблема — так называемая квалификационная яма… Ее скрывает возникающая иллюзия занятости и экономической и социальной стабильности. По нашим оценкам, сегодня квалификационная яма затрагивает 1,3 миллиарда человек, что обходится мировой экономике в шесть процентов скрытого налога в виде потерянной производительности труда», — говорится в исследовании Boston Consulting Group (BCG) «Массовая уникальность: глобальный вызов в борьбе за таланты». Экономисты поясняют, что квалификационная яма возникает из-за того, что государства продолжают развивать человеческий капитал так же, как это делалось в середине XX века. При этом они не берут в расчет, что экономический и социальный контекст за прошедшие годы изменились. Массовая стандартизация, одно образование и одна профессия на всю жизнь больше не могут работать в мире, где от человека требуются гибкость мышления, навыки быстрого и постоянного обучения и готовность к мобильности.

Будущее под вопросом

Квалификационная яма является серьезной угрозой для роста экономики любой страны. С одной стороны, она бьет по производительности труда: нанимая недостаточно квалифицированного работника, компания либо недополучает выгоду из-за низкой производительности, либо несет дополнительные траты на его переучивание. Исследование Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) показывает, что из-за квалификационной ямы ее члены теряют шесть процентов производительности. Специалисты установили, что треть работников, слишком хорошо или слишком плохо квалифицированные для своей нынешней работы, могли бы быть гораздо эффективнее при смене занятия. С другой стороны, квалификационная яма опасна «утечкой мозгов»: востребованные специалисты, не находя места и достойного заработка на родине, покидают ее ради более высокооплачиваемой и престижной работы за рубежом. Результатом становится экономическое отставание их родной страны.

Проблема очень характерна для России. Как показало исследование международной рекрутинговой компанией Hays и британского исследовательского центра Oxford Economics, страна испытывает острую нехватку квалифицированных специалистов, что связывают с демографическими проблемами 1990-х, когда сильно упала рождаемость. Те же немногие ценные специалисты, которые появились в России, предпочитают покидать страну ради работы за рубежом. Отток человеческого капитала усугубляет и без того сложную экономическую ситуацию в стране. На фоне глобального экономического кризиса 2008 года, замедления темпов роста мировой экономики, падения цен на нефть и санкций средние темпы роста ВВП России опустились с 5-10 процентов в 2000-х до всего 1,8 процента в 2010-х. Это ниже среднемировых темпов роста экономики (три процента), к которым стремятся российские власти.

Разогнать ВВП России до трех процентов в Кремле собираются за счет амбициозного плана под названием нацпроекты. В его рамках до конца 2024 года в России собираются осуществить 13 масштабных программ на 26 триллионов рублей: «Здравоохранение», «Образование», «Демография», «Культура», «Безопасные и качественные автомобильные дороги», «Жилье и городская среда», «Экология», «Наука», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка предпринимательской инициативы», «Международная кооперация и экспорт», «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры», «Производительность труда и поддержка занятости».

Важным условием роста экономики России является успех именно последней программы. В настоящее время производительность труда в стране крайне низкая по сравнению со странами ОЭСР. ВВП России в пересчете на час рабочего времени составлял всего 28,3 доллара в 2018 году. Для сравнения, ВВП Ирландии (лучший показатель в рейтинге производительности) — 102,3 доллара. Нагнать конкурентов в России предлагается, в частности, за счет тесного сотрудничества с бизнесом и обучения работников бережливому производству. Экономисты BCG со своей стороны предлагают решать проблему низкой производительности с помощью ликвидации квалификационной ямы и перехода от стандартизированного образования к человекоцентричности.

Перекроили

Экономисты характеризуют Россию как страну — экспортера талантов. «Здесь исторически сильные системы среднего и высшего образования сочетаются с низкой эффективностью рынка труда. Непрозрачный и сложный процесс поиска работы, низкая мобильность и запутанная и столь же непрозрачная конкуренция приводят к постоянной утечке мозгов, с одной стороны, и низкой мотивации работников, остающихся в стране, с другой», — говорится в исследовании BCG. Авторы исследования разъясняют, что российская система образования позволяет развивать критическое мышление, важное для освоения профессий будущего, и прививает высокую математическую грамотность. Однако сама страна, воспитывая такие ценные кадры, не может ничего им предложить. В России разница в зарплатах высоко- и низкоквалифицированных специалистов в среднем составляет всего 20 процентов. В результате происходит «утечка мозгов», поскольку люди отправляются за более высокими доходами за рубеж.

В то же время разницы в зарплатах в 20 процентов недостаточно для того, чтобы мотивировать оставшихся в стране менее образованных россиян к повышению своей квалификации. Тормозящим развитие экономики России фактором также является непрозрачность рынка труда. Хотя компании-работодатели и используют онлайн-платформы (такие как HeadHunter, SuperJob, Работа.ру и т.д.) для поиска сотрудников, они все же закрывают часть вакансий без публичного размещения предложения. То есть компании привлекают «своих» людей, пользуются сарафанным радио и так далее. Подобная политика ставит соискателей на рынке труда в неравные условия и подрывает конкуренцию. Сама же компания в результате нанимает не специалиста, чья квалификация максимально соответствует ее запросу, а человека с компетенциями, которые примерно совпадают с ожиданиями. Еще одним препятствием для роста российской экономики является низкая мобильность населения (переезды ради работы между городами и регионами). По этому показателю Россия занимает 99-е место из 140 стран, что даже хуже показателя Казахстана — 54-е место.

Эксперты утверждают, что России для роста собственной экономики необходимо активнее мотивировать население к самообразованию и расширять возможности для трудоустройства. Первое можно осуществить с помощью образовательных программ по повышению квалификации, развития корпоративной культуры в бизнесе. Так, компании должны уделять внимание не только материальному, но и нематериальному стимулированию сотрудников. Речь идет о праздновании совместных достижений, общественном признании заслуг. «Важно, чтобы люди были вовлеченными, это основной фактор успеха», — говорят специалисты. Расширить возможности для трудоустройства можно путем развития внутреннего спроса на таланты и роста зарплат высококвалифицированных специалистов. Повысить производительность труда также можно с помощью более активной поддержки программы интеграции мигрантов, расширения возможностей для фрилансеров и работников с неполной занятостью. Речь идет о домохозяйках, стариках и инвалидах. В BCG, помимо прочего, призывают активнее привлекать в экономику людей пенсионного возраста.

Одним из главных условий успеха новой кадровой политики на уровне страны является отказ от протекционизма и концентрации на вовлечении в экономику только местных высококвалифицированных специалистов. Для эффективного развития нужно обмениваться практикой и профессионалами с другими странами, подчеркивают исследователи. Они приводят в пример международную торговлю: согласно статистике Всемирного банка, темпы роста более открытых с точки зрения торговли экономик почти в три раза выше, чем у более закрытых. Эксперты утверждают, что переход страны к человекоцентричному подходу в ближайшие десять лет сулит ей рост экономики в диапазоне от 0,5 до 2 процентов в год.

Елизавета Городищева