Не рублем единым Россия и Белоруссия близки к согласованию «дорожных карт» по углублению экономической интеграции, констатировал глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин. Но стороны признают, что остались нерешенными два ключевых вопроса – общий энергетический рынок и введение единой валюты. Без этих аспектов полноценное функционирование Союзного государства невозможно, указывают аналитики.

Москва и Минск близки к завершению работы по согласованию «дорожных карт» по углублению экономической интеграции, заявил глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин в четверг в интервью телеканалу «Россия-24». По его словам, Россия и Белоруссия близки к согласованию пакета из 31 дорожной карты по экономической интеграции.

«Это очень большой и сложный процесс, мы сейчас близки к тому, чтобы завершить эту работу», — отметил чиновник. По оценкам Орешкина, проект может быть поэтапно реализован до 2021 года включительно, но, чтобы уложиться в такие сроки «двум сторонам придется очень сильно поработать».

Программа углубленной интеграции включает 31 интеграционную карту. Основной принцип проекта заключается в парадигме «две суверенные страны — одна экономика».

«Мы стараемся взять лучшее из опыта Белоруссии, они — из нашего опыта. И через эти обсуждения создание единого рынка поможет стать сильнее вместе и сильнее каждой стране», — пояснил Орешкин.

Разговоры о полномасштабной интеграции двух соседних государств продолжаются уже не одно десятилетие. Начало процессу было положено еще в 1999 году и отражено в Договоре о создании Союзного государства. С тех пор власти пытаются нащупать общий путь объединения посредством «дорожных карт».

Между тем официально тексты «дорожных карт» никогда не публиковались, а известны лишь отдельные положения этих документов. Так, в сентябре текущего года в СМИ появилась информация о том, что интеграционная программа предусматривает частичное объединение двух экономических систем и де-факто создание конфедеративного государства.

Речь шла о принятии единого Налогового и Гражданского кодексов, общем государственном регулировании экономики, общей таможенной политике, а также создании единого регулятора в области энергетики.

Вопрос энергетики вызывает у властей соседней страны особый интерес. В частности, белорусы недовольны изменением налоговой политики со стороны России. Новые правила, по их мнению, приводят к удорожанию нефти для Белоруссии и снижению поступлений в белорусский бюджет. За 9 месяцев этого года, как подсчитали в «Белнефтехиме», потери бюджета составили около $250 млн. По прогнозу, за весь 2019 год убытки белорусов составят около $400 млн.

«Долгие годы внешняя модель поведения Москвы не менялась: правительство щедро делилось кредитами и дешевой нефтью, рассчитывая, что это увеличит лояльность партнеров. После очевидного краха подобного подхода, Кремль стал действовать более расчетливо и теперь стремится заключать письменные договоры с конкретными условиями помощи, что не особо приходится по вкусу белорусской стороне», — отметил в разговоре с «Газетой.Ru» эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

Эксперт добавляет, что в 2018 году Белоруссия получила нефтегазовые субсидии в размере 12% ВВП, и стабильно привлекает российские деньги: почти 40% госдолга страны находится в руках Москвы. «Тем не менее, стоит понимать, что Лукашенко, которого называют «последним диктатором Европы», вряд ли захочет потерять политическую силу, так что либо интеграция произойдет уже при новом президенте, либо будет не такой масштабной как сейчас прогнозируется», — признает Николаев.

Не рублем единым

В программе углубленной интеграции отдельно обговаривалось объединение платежных систем и единый режим защиты инвестиций. Правда, речь о создании единой валюты в документе не шло, о чем неоднократно заявляли в Кремле. «Конкретики никакой нет, но, конечно, эта тема может и должна обсуждаться», — отмечал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

При этом вопрос создания общей валюты обсуждается ровно столько, сколько продолжается проект по созданию союзного государства. Напомним, что положение о единых деньгах было закреплено статьями 13 и 22 договора о создании Союзного государства 1997 года. Документ стороны доработали еще в 1999 году.

Но спустя 20 лет вопрос так и не был решен, хотя президент Белоруссии неоднократно заявлял о возможности создать единую валюту. Еще в марте текущего года белорусский лидер говорил, что поддерживает введение единой валюты. Однако, по его словам, платежным средством должен стать не белорусский и не российский, а какой-то «общий» рубль.

В то же время в Министерстве финансов Белоруссии к вопросу единой валюты относятся более сдержанно. Как говорил «Газете.Ru» министр финансов страны Максим Ермолович, переход на единую валюту относится к разряду «фантастический вопрос».

«Это такие фантастические вопросы. Очень нескоро. Много этапов в этой работе.

Если посмотреть, как переходил на единую валюту Европейский союз, то увидим, что десятки лет потребовалось для построения этой системы. Мы, к сожалению, или счастью, должны пройти точно такие же этапы. Мы должны сблизиться в уровне экономического развития, выработать механизмы единого рынка, а потом только говорить о единой валюте», — отмечал чиновник.

При этом эксперты Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития уже подсчитали, что синхронизировать монетарную политику только России и Белоруссии непродуктивно. Необходимо одновременное участие всех пяти стран-членов Евразийского экономического союза: Казахстана, Армении и Киргизии.

Эксперты ссылаются как раз на негативный опыт 2014-2015 годов. Обвалившийся рубль потянул за собой валютные курсы всех евразийских государств, что еще больше усугубило экономический кризис и усилило введенный против России санкционный режим.

Впрочем, некоторые аналитики отмечают, что создание единой валюты вполне возможно, особенно если смотреть на вопрос с экономической точки зрения.

«Белорусская валюта почти полностью зависит от российской и повторяет ее динамику на рынке, так что появление единой валюты, которая к тому же будет гораздо более стабильной чем белорусский рубль, вполне реально. Однако, все опять упирается в политику: Москва неоднократно призывала создать единую валюту в рамках ЕАЭС, но партнеры неизменно болезненно реагировали на данную просьбу, воспринимая данный процесс как утрату суверенитета», — отмечает Геннадий Николаев.

Таким образом, подобная валюта может появится лишь в качестве завершающего этапа интеграции, прогнозирует экономист. «Учитывая близость национальных экономик, каких-то серьезных проблем возникнуть не должно», — заключил Геннадий Николаев.