40 слов о любви Когда мы говорим о любви, то не боимся избытка чувств. Вот и мы не боимся показаться чересчур любвеобильными и сентиментальными. Поэтому актрисы, сыгравшие в фильме Анны Меликян «Про любовь. Только для взрослых» — Ингеборга Дапкунайте, Равшана Куркова и Виктория Исакова, — произносят слова о любви в этом тексте сорок раз.

ИНГЕБОРГА ДАПКУНАЙТЕ

«Трудно дать определение любви. Моя героиня в спектакле «Цирк» говорит примерно так: «Невозможно знать, откуда приходит любовь. Может, из космоса. Но каждый на нее имеет право».

«Спасибо эволюции, которая сделала так, что каждому из нас нравится что-то другое, отличное, разное. Иначе мы бы все влюбились в кого-то одного и на этом бы жизнь на Земле просто ­закончилась».

«Бывает так, что в одном человеке определенное качество тебя привлекает, а в другом — как бы то же самое — отвлекает. Например, в одном — одержимость, а в другом проявляется как ­наглость. Все дело в нюансах».

«Главная тема «Про любовь. Только для взрослых» — «Возможно ли сохранить любовь и как это сделать?» В фильме я с Джоном Малковичем играем женатую пару, которая живет вместе много лет. Каждый из нас ищет свой способ заново друг в друга влюбиться — или все-таки расстаться».

«Наверное, нельзя прописать рецепт, как сохранить любовь. Она и ее вечные поиски — это то, что движет нами… и нас размножает». (Смеется.) «Комедия или трагедия? Любовь — это каждый день по-разному. Но чувство юмора никогда никому не мешало». (Смеется.)

РАВШАНА КУРКОВА

«Иногда любовь — это смешно, иногда — больно, порой — трогательно, порой — она тебя злит. В один день ты можешь испытать всю эту гамму чувств. Любовь без дна, в ней есть все! Другое дело, что люди часто сами подсознательно выбирают, что для них значит любовь. Я знаю большое количество женщин, для которых любовь — это непременно страдание. Они и выбирают себе в партнеры таких мужчин, которые заставляют их страдать. Мне это непонятно. Но практически для всех любовь — это работа: ежедневная, ежеминутная. Но, как трудоголик в реальной жизни, скажу: когда ты любишь свое дело, то достойно принимаешь все сложности и трудности. Если любовь настоящая, то все возможно».

«В фильме моя героиня обретает долгожданную любовь — ту, которую мы все, девочки, заслуживаем, но не всегда получаем: кто-то — ударившись в работу, другим просто не везет. Мне кажется, что очень большой пласт женщин узнает в ней себя. Я уверена: без полноценной, взаимной, здоровой любви счастья нет. Любовь — дело штучное и редкое, как и все настоящее». «Если вы что-то не любите в других людях, значит, это вас раздражает в себе. Допустим, я сама очень категоричная — и не переношу это качество в остальных. Не люблю вспыльчивость, так как этим страдаю. Но это лишь знак, что мне нужно над собой хорошенько поработать. Что люблю? Люблю добрых людей. Доброта и еще внутреннее спокойствие и самодостаточность. Человек с такими качествами непобедим, он становится настоящим супергероем».

ВИКТОРИЯ ИСАКОВА

«Между актрисой и оператором на съемочной площадке должна возникнуть «химия». Камера — твой главный оппонент. И чтобы получилось что-то по-настоящему прекрасное, тот человек, который стоит за ней, должен испытывать особое чувство к объекту, на который смотрит».

«Говорят: мы влюбляемся и выходим замуж за самых лучших людей на планете, фантастически прекрасных гениев, а разводимся — с хамами, уродами и злодеями. Любовь и ненависть имеют одно направление».

«Любовь — самое прекрасное, что с человеком может случиться. Но это настоящее испытание, так как требует колоссальной работы».

«Театр и кино — разные системы координат, и каждой из них принадлежит большая комната в моем сердечном общежитии. Но театр — то, что дает мне энергию, хотя именно там я устаю физически. Это альтруистическая любовь, которая не приносит видимых дивидендов, как слава или деньги, но при этом дарит внутреннюю гармонию и несравнимый кайф».

«У Анны Меликян я сыграла жертвенную любовь. Моя героиня готова на все ради мужа — даже завести ребенка от другого человека. А вот я абсолютно не жертвенная, так что эта история не про меня». «Мы все сегодня стали немного поверхностными, в силу того, что воспринимаем информацию быстро сменяющимися картинками. И любовь этому ритму сильно подвержена. Но есть и неизменяющиеся величины, поэтому даже сейчас можно испытать по-настоящему серьезное чувство».