Обвиняемый в сливе грязной нефти рассказал о контракте на ее проверку Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Кто отвечает за проверку нефти

Качество нефти при ее сливе из пункта сдачи и приема «Лопатино» в Самарской области, принадлежащего компании «Нефтеперевалка», в экспортный трубопровод «Дружба» должна была контролировать «Транснефть». Об этом РБК, ссылаясь на соответствующий договор с одной из структур «Транснефти», заявил управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров, защитник одного из фигурантов дела о загрязнении нефти, экс-владельца этого нефтяного терминала Романа Трушева.

У «Нефтеперевалки» не было своей лаборатории и технической возможности оценить степень загрязнения сдаваемой в трубопровод нефти, утверждает Егоров. Соответственно, для контроля качества продукции, сдаваемой в трубопровод, у «Нефтеперевалки» был заключен договор оказания услуг с «Транснефть-Дружбой» («дочкой» «Транснефти») от 17 августа 2018 года. Его подписали гендиректор «Нефтеперевалки» Светлана Балабай (также является обвиняемой по делу о загрязнении трубопровода, как и Трушев) и гендиректор «Транснефть-Дружбы» Олег Богомолов. Егоров предоставил РБК копию этого договора.

Согласно условиям договора «Транснефть-Дружба» должна была проводить для «Нефтеперевалки» химические анализы проб с оформлением паспортов качества и проведением исследований нефти в соответствии с регламентом, подписанным представителями компаний. Егоров утверждает, что существовала договоренность о том, что лаборатория «Транснефть-Дружбы» должна была проверять сырье ежедневно, но в договоре не была прописана регулярность таких проверок.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

В чем обвиняют Трушева

Роман Трушев 15 мая арестован заочно по решению Самарского районного суда, он находится за границей и объявлен в международный розыск. Он один из фигурантов дела о загрязнении трубопровода «Дружба» некачественной нефтью с повышенным содержанием дихлорэтана. Трушева подозревают в совершении преступления по ч. 4 ст. 215.3 УК (самовольное подключение к нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам либо приведение их в негодность), ст. 210 УК (организация преступного сообщества и участие в нем) и ст. 158 УК РФ (кража).

Представитель «Транснефти» Игорь Демин подтвердил РБК, что у «Нефтеперевалки» есть договор с «Транснефть-Дружбой». «Нефтеперевалка» имеет возможность заключить договор на выполнение химических анализов проб нефти с любой испытательной лабораторией, имеющей соответствующую аккредитацию, добавил он.

Но, по словам Демина, в соответствии с договором «Нефтеперевалки» и «Транснефть-Дружбы» анализы на содержание хлорорганических соединений в нефти производятся один раз в десять дней, что обусловлено нормативным регулированием как в России, так и за рубежом. «Попадание некондиционной нефти в систему магистральных нефтепроводов произошло в этот интервал. После инцидента анализы проб на хлорорганику проводятся ежедневно», — заметил представитель «Транснефти».

Ответственность обеих сторон

«Транснефть» несет ответственность за контроль качества нефти, поставляемой в «Дружбу», утверждает Егоров: в случае выявления некачественной нефти она вправе не принимать ее к прокачке. Но в регламенте, который прилагается к договору «Транснефть-Дружбы» и «Нефтеперевалки» (у РБК есть копия), указано, что обе стороны «несут ответственность за соответствие качественных характеристик [нефти] требованиям ГОСТ».

В паспортах качества нефти с терминала «Нефтеперевалки» с 8 по 19 апреля (есть в распоряжении РБК) указано, что нефть проверялась дважды в день, лаборатория «Транснефть-Дружбы» проводила анализ по 15 параметрам, включая долю хлоридов (трубопровод «Дружба» оказался загрязнен именно хлоридами).

Демин подчеркнул, что все имеющиеся в распоряжении группы «Транснефть» документы и материалы, касающиеся взаимоотношений с «Нефтеперевалкой», переданы в следственные органы, которые по окончании расследования дадут «исчерпывающую правовую оценку» обстоятельствам произошедшего.

Как грязная нефть попала в «Дружбу»

Нефтепровод «Дружба» обеспечивает поставки российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) и ее транзит в Европу через Белоруссию, Польшу и Украину. 19 апреля «Белнефтехим» заявил о резком ухудшении качества нефти, поступающей в его участок «Дружбы». В нефти в десятки раз был превышен показатель содержания органических хлоридов. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы снизили мощности. Нефть, соответствующая стандартам, вновь стала поступать по «Дружбе» 2 мая. Источник загрязнения был обнаружен на участке Самара — Унеча. В Следственном комитете сообщили, что грязная нефть была загружена в нефтепровод для сокрытия хищений, и возбудили уголовное дело против шести человек, включая Трушева.

По мнению Егорова, тот факт, что качество нефти должна была проверять лаборатория «Транснефти», означает, что Трушев не мог умышленно загрязнить нефть и испортить трубопровод, поскольку у него не было возможности проверить ее качество. 11 июня стало известно, что в числе подозреваемых в деле загрязнения нефти в «Дружбе» — еще четверо сотрудников «Транснефть-Дружбы». Это Владимир Матюхин, Дмитрий Никишов, Роман Гладков и Роман Якушев. Двое из них, Никишов и Якушев, подписывали лист согласования регламента с «Нефтеперевалкой» (копия есть у РБК).

Подпишитесь на рассылку РБК. Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат. Автор: Людмила Подобедова Источник