Сбербанк стал владельцем крупнейшего независимого НПЗ в России Вид на Антипинский нефтеперерабатывающий завод (Фото: Сергей Буторин / Интерпресс / ТАСС)

Сбербанк стал владельцем кипрской Vikay Industrial Limited, которая владеет 80% Антипинского НПЗ — проблемного заемщика банка. Это следует из выписки из кипрского реестра компаний, копия которой есть у РБК.

До середины мая Vikay на паритетных началах владели основатель завода Дмитрий Мазуров и бывший коллега мэра Москвы Владимир Калашников, у Сбербанка была лишь «золотая» акция. 17 мая все обыкновенные акции компании перешли в собственность SBPR Cyprus SPV, 100% которой принадлежит российской «дочке» Сбербанка «СБК Премьер», следует из данных реестра. Остальные 20% Антипинского НПЗ принадлежат адвокату Николаю Егорову, однокурснику президента Владимира Путина.

Через три дня после смены собственника, 20 мая, Антипинский НПЗ подал иск о своем банкротстве, говорится в карточке дела на сайте арбитражного суда Тюменской области. Представители Сбербанка и Мазурова отказались от комментариев. С Калашниковым связаться не удалось. Директор Vikay Industrial Ольга Пшеничная также отказалась от комментариев, сославшись на конфиденциальность. Пшеничная была назначена директором Vikay 14 мая, в тот же день места в руководстве компании покинули Мазуров и представитель Сбербанка Алексей Гренков.

Антипинский НПЗ — крупнейший независимый завод в России с глубокой переработкой нефти мощностью 9 млн т в год, он был достроен в прошлом году. Мазуров создавал этот бизнес на кредиты, и сейчас его группа «Новый поток» (помимо Антипинского НПЗ управляла еще двумя заводами — Афипским и Марийским) должна основному кредитору, Сбербанку, $2,9 млрд. У этого банка находились в залоге имущество завода и акции Vikay Industrial Limited. Еще $500 млн — кредиты МКБ, Промсвязьбанка и ВТБ, говорил РБК источник, близкий к компании.

Юристы, опрошенные РБК, затруднились объяснить логику Сбербанка, забравшего все акций Vikay Industrial Limited. Обычно на такой залог, как акции предприятия, перед банкротством никто не обращает взыскание, так как их стоимость стремится к нулю, говорит адвокат «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. Преференций при распродаже имущества у владельца предприятия-банкрота также нет: он получает деньги от проданных активов в последнюю очередь, после всех кредиторов, объясняет она. По словам адвоката, теперь долг завода перед Сбербанком должен снизиться, но вряд ли существенно. Вступление во владение акциями может быть логично, если Сбербанк планирует сохранить бизнес: например, завершить дело о банкротстве мировым соглашением кредиторов, добавляет Тарнопольская. Если банк нацелился на продажу завода, банкротство может использоваться как инструмент для введения временного моратория на выплаты кредиторам и поставщикам, считает партнер А2 Михаил Александров.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

В прошлом году Мазуров и его партнеры не смогли найти средства на закупку нефти для Антипинского завода, и в обмен на необходимое финансирование отдали Сбербанку управление над НПЗ. Банк получил «золотую» акцию завода и сменил менеджмент. Также Сбербанк начал поиски покупателя на актив. Главным претендентом сейчас является азербайджанская госкомпания Socar, говорят два человека, близких к бывшим акционерам и федеральный чиновник. По их информации, заводом также интересуется совладелец «РуссНефти» Михаил Гуцериев, давний знакомый главы Сбербанка Германа Грефа. В пресс-службе Socar не ответили на запрос РБК, а представитель Гуцериева отказался от комментариев.

Еще один претендент — малоизвестная петербургская компания «Сибнефтегазпереработка», созданная в феврале 2019 года, среди учредителей которой партнер Калашникова Анатолий Щуровский. Гендиректор компании Илья Гилев направил письмо Грефу с предложением выкупить Антипинский НПЗ и принадлежащие заводу нефтегазовые месторождения в Оренбургской области (запасы оцениваются более чем в 40 млн т), а также погасить все кредиты перед банком в течение трех лет. НПЗ он оценил в $150–200 млн без учета долга.

Интерес к активу проявляет и ЛУКОЙЛ, но компания может рассмотреть возможность покупки актива только после процедуры банкротства и очистки от долга, говорил накануне вице-президент ЛУКОЙЛа Рустем Гималетдинов. Решение о продаже новому собственнику может быть принято в течение месяца, сказал один из собеседников РБК.

Подпишитесь на рассылку РБК. Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат. Авторы: Алина Фадеева, Галина Казакулова, Тимофей Дзядко Источник