«Vaeggen» по-датски «стена». Длиной 12 метров, она стоит на центральной площади. Стена интерактивна. Можно водить по ней руками, увеличивая картинки с видами города. А можно фотографироваться: жмешь на стене кнопку, стена щелкает, и твое лицо уже на ней. Стена умеет выходить в интернет и отправлять фотографию тебе на мейл. Эти и другие чудеса происходят в Копенгагене. Причем последние лет пятьдесят. С тех пор как Арне Якобсен сделал стул-яйцо. Теперь все приезжающие мечутся между магазинами Hay (мебельным, носящим имя Рольфа Хэя, предлагающим столы, стулья, диваны, подушки, подсвечники и керамику) и Illums Bolighus, названным Financial Times лучшим магазином дизайнерских вещей в мире. Или идут на Bredgade в Музей искусства и дизайна. Я мечтаю о стуле Plopp работы Оскара Зиеты (он похож на сдувшийся резиновый, а на самом деле он стальной), но понимаю, что в московской квартире он будет выглядеть неуместно.

Копенгаген – город странностей. Здесь родился странный сказочник Андерсен (мимо его дома теперь плавает кораблик, совершающий морскую обзорную экскурсию по городу). Здесь есть Христиания, город потерянных детей и легализованных наркотиков. На воротах написано: «Вы покидаете Евросоюз». Сразу за воротами – запах марихуаны и сопутствующие товары в виде трубок для курения и маек с каннабисом. Кафе Христиании похожи на доперестроечные – не столько грязными столиками, сколько атмосферой общей суровой подозрительности. Я хотела купить в одной из палаток майку «Я была в Христиании», но поняла, что в Москве мне она будет совсем ни к чему. Только проблем прибавится. 

Соседство очень старого и очень нового бросается в глаза всюду. Их монархии тысяча лет, и никто никогда не вздумает высмеивать ни королеву Маргрете, ни ее супруга Хенрика. Зато Оперный театр дизайна Хенрика Ларсена ругают: это очень необычная конструкция. А еще в Копенгагене очень вкусно кормят. Здесь есть Noma, ресторан о двух звездах Мишлен, признанный в прошлом году порталом TripAdvisor лучшим в мире, рыбу для которого специально ловят в Гренландии. Есть Brasserie Tivoli с традиционной датской кухней, что в знаменитом, самом старом в Европе парке аттракционов Tivoli. А в Royal Cafe дают smørrebrød – это датский сэндвич, в котором селедка заворачивается в хлеб, отчего бутерброд этот становится сушиобразным и так и называется – smushi. В сумме у ресторанов Копенгагена 12 звезд Мишлен. В La Glace, старейшей в городе кондитерской, я наконец покупаю шоколад, который могу взять с собой. Уж это всегда пригодится. 

Источник