Но если немножко отъехать от Амстердама, попадаешь уже на настоящую ривьеру - с чайками, золотыми дюнами и очаровательными курортами. И не сомневайтесь: здесь тоже бывает довольно жарко.


Музей морского мусора. Представляете? Он так и называется: "Море, пляж и мусор". Дети не могут отвести глаз от стеклянных стендов, забитых до отказа формочками, ведерками и лопатками. А в соседней витрине красуются выловленные со дна моря машинки и пистолетики, начавшие превращаться в окаменелости. А вот и записки в бутылках, приплывшие к южноголландским берегам со всех концов Северной Атлантики, с надписями на английском, норвежском, исландском. Разбираю поблекшие буквы на бумажках за стеклом, и вдруг меня захлестывает воспоминание, картинка юного весеннего паломничества в Крым: какие-то дикие камни на каком-то диком скалистом берегу у Никитского ботанического сада, куда до нас не ступала нога человека; бутылка шампанского, записка, что-то о счастье и о двадцать первом веке, до которого тогда еще оставалось целое десятилетие!
Какой же это мусор? Это память. Все эти веселенькие разноцветные причиндалы - пляжные тапочки, пластмассовые вилочки, гребешки и побрякушки, выставленные в музее в экологически-назидательных целях, - на самом деле лоскутки чьей-то жизни, проведенной у моря. Музей морского мусора - обаятельная достопримечательность Зандворта. Этот городок хранит очарование рыбацкой деревушки с открытки. Здесь нет парадных приморских отелей. Вдоль пляжа выстроились выкрашенные в белый и желтый трехзвездочные гостиницы с застекленными террасами и рыбными ресторанами. В сезон во многих частных домах сдаются комнаты - традиционные bed and breakfast (с учетом национальной специфики зандвортских курортников, на вывесках чаще встречается немецкое слово "zimmer").
Лучшие голландские пляжи простираются песчаным полумесяцем от Зандворта и Эймейдена, морских пригородов Харлема, где проводят погожие выходные дни обитатели столичного Амстердама, на юго-восток до портового городка Хук-ван-Холланд в 20 километрах южнее Гааги. И, поскольку голландские путешествия обычно начинаются с Амстердама, мы тоже начали наше путешествие с севера, с Зандворта.
Из Зандворта мы выезжаем по приморскому шоссе на север в сторону Бевервейка. По левую руку море, по правую - фантастический, почти лунный пейзаж гряды дюн. Проезжаем очаровательную прибрежную деревушку с длинным названием Блумендал-ан-Зее (дословно переводится как "цветочная поляна на море"). Потом дорога уходит от берега и начинает петлять по чинным и респектабельным поселкам с роскошными виллами и безукоризненными газонами - это богатые спальные пригороды Амстердама. Стоит заглянуть еще в одну деревеньку на море. С виду она ничем не примечательна. Небольшая набережная с несколькими гостиницами. На центральной площади пасутся лошади. И на этой же центральной площади, на лугу то есть, в скромном современном здании ежегодно проходит самый престижный международный шахматный турнир, равняться с которым могут лишь чемпионаты в Линаресе и Дортмунде. Такая вот причуда спонсоров: захотели, чтобы звезды мировых шахмат приезжали к ним в Вайк-ан-Зее. И приезжают как миленькие. Хотя на Новые Васюки городок совсем не похож: ни вилл, ни небоскребов.
За шиком и небоскребами нужно ехать из Амстердама на юг, в сторону Гааги и конечной точки нашего путешествия - приморского Схевенингена (это своего рода голландский Канн). Но сначала мы остановимся на ланч в Нордвейке. Вот где громады гостиниц у моря, все флаги в гости к нам и почти французская суета в дорогих бутиках и ресторанах. Дело в том, что в Нордвейке находится штаб-квартира Европейского космического агентства. Так что многие из прогуливающихся по набережной респектабельных джентльменов в парусиновых штанах, хоть и кажутся обыкновенными курортниками, на самом деле просто коротают время между заседаниями международных симпозиумов по космосу.
НА СЕВЕРНОМ МОРЕ
Пляж в Нордвейке чудесный. И здесь мы наблюдаем душераздирающую сцену международного масштаба. Голландское семейство с тремя детьми кропотливо возводит на песке замок. Голландцы вообще по этому делу специалисты: в Схевенингене каждое лето проводится знаменитый фестиваль песчаной скульптуры. Замок получается замечательный - с башенками, арками, мостами и широким рвом (дети терпеливо прорывали небольшой канал, чтобы набегающие на берег волны заполняли ров водой). На трех главных башнях красуются бумажные голландские триколоры, вынутые из продающихся в фургончике фаст-фуда пластмассовых коробочек с мясными тефтельками. Стены замка выложены ракушками и камушками. Работа закончена, семейство отправляется в кафе по соседству, чтобы отметить завершение строительства. Не успевают они отойти шагов на двадцать от замка, как откуда ни возьмись у крепостных стен появляется пара французских мальчуганов с лопатками. Ан, де, труа, несколько энергичных взмахов - и замок превращается в руины. Голландские дети-строители начинают реветь. Их спокойные родители рассудительно приговаривают: рустиг, рустиг, кляйнчьес (спокойно, спокойно, малыши). Видимо, это срабатывает историческая память. Во времена Наполеона их страна вместе с Бельгией входила в статусе провинции в состав Французской империи. Но в 1813 году принцу Вильгельму Оранскому удалось изгнать оккупантов из Нидерландов. С тех пор и существует независимое голландское королевство. И с тех же самых пор ведет свою славную историю морской курорт Схевенинген, куда мы и направляемся.
КОРОЛЕВСКИЙ ОТЕЛЬ KURHAUS
Началось все в 1818 году. Предприимчивый рыбак из деревушки Схевенинген построил на берегу Северного моря деревянный домик, установил в нем четыре ванные кабины и стал брать с людей большие деньги за роскошь купания в целебной морской воде. За дополнительную плату господин Пронк (так звали рыбака) предоставлял клиентам "купальные кареты", в которых они, раздевшись до купальников и недоступные взорам любопытных зевак, могли въехать прямо в море и лечиться в свое удовольствие. Считалось, что уникальное сочетание североморской воды и сильного ветра исцеляет не только чахотку и подагру, но и душевные болезни.
К концу XIX века морская лечебница (ее называли немецким словом Kurhaus) из деревянного купального домика превратилась в шикарный курортный комплекс с концертным залом (Kurzaal), двумя ресторанами и казино. Сегодня в сохраненном в первоначальном виде концертном зале размещаются главное фойе, рестораны, бары и летняя веранда гостиницы. Поднимаемся по парадной лестнице и попадаем в belle epoque. Похоже на парижскую оперу: алый бархат, позолота, ярусы галерей, расписанные в 1904 году бельгийскими художниками потолки и грандиозные хрустальные люстры. Менеджер Kurhaus поделился секретом мытья люстр. В отеле для этого работает целая бригада. Хрустальные громады периодически разбирают на отдельные подвески и моют эти подвески в посудомоечной машине.
О том, насколько уникален Kurhaus, принесший мировую славу Схевенингену, свидетельствует список почетных гостей. Здесь любила останавливаться Одри Хепберн. "Миллион раз спасибо!" - написала она в книге для почетных гостей. Здесь выступали Марлен Дитрих, Бинг Кросби, Эдит Пиаф, Дюк Эллингтон и "Роллинг стоунз".

В 1899 году по инициативе российского императора Николая II здесь проходила первая Гаагская мирная конференция. В отеле собрались правительственные делегации из 26 стран. Царский министр иностранных дел, граф Муравьев, был в числе сановников высшего ранга, чьи подписи стоят на документах, ставших основой современного международного права. В Kurhaus гостили также Уинстон Черчилль, император Хирохито, президент Франции Коти, Михаил Горбачев. А голландская королева Беатрикс празднует в отеле свой день рождения: ежегодно в конце апреля в Kurhaus проходит королевский гала-бал. Вообще члены королевской семьи сюда часто наведываются, благо от дворца до Kurhaus рукой подать.