Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Почему чемпионка России по теннису Надя Гуськова не станет сниматься для мужского журнала

Почему чемпионка России по теннису Надя Гуськова не станет сниматься для мужского журнала

Нынешние теннисистки играют в силовой теннис, а в нём, к сожалению, меньше грации и красоты Нынешние теннисистки играют в силовой теннис, а в нём, к сожалению, меньше грации и красоты
Автор: Оксана Жбанова

16:45 / 28 ноября 2012

Обновлено:

07:35 / 5 марта 2013

Статья «Вторая прививка против гламура» из номера «Квадратъ»

№19 от 26 ноября 2012

Собираясь на интервью к чемпионке России по теннису Надежде Гуськовой, я пересмотрела множество её фотографий и была поражена превращением рыжей веснушчатой девчонки в блистательную светскую львицу – именно такой она выглядит в своих недавних фотосессиях. Так что первый мой вопрос родился сам собой.

 

– Надя, похоже, что успешная спортивная карьера послужила тебе трамплином для прыжка в гламурную светскую жизнь?

– Абсолютно не так. Когда с пяти лет серьёзно занимаешься спортом, получаешь надёжную прививку против гламура. Привыкаешь ценить каждую минуту и не расходовать себя на мишуру. Подъём в 6.30, в 9.00 первая тренировка длительностью в два, а то и три часа, в 15.30 – ещё одна двухчасовая тренировка. И так не год, не два – почти 15 лет, вплоть до травмы, которая, как мне тогда казалось, зачеркнула всю мою жизнь. А что касается этих фотосессий – тут с моей стороны просто игра, пародия на светскость. В детстве, когда все девчонки представляли себя принцессами, я рвала жилы на корте, так почему бы теперь немного не поиграть в гламур? Хотя фотографы всегда жалуются, что при съёмке даже в самой гламурной обстановке глаза у меня остаются, как они говорят, «колючими». Видимо, это уже неистребимо.

– Твоя история – типичная сказка про гадкого утёнка, который превратился в прекрасного лебедя. Признайся, в детстве тебя часто дразнили «рыжей-конопатой»?

– Ты не поверишь, но я вообще такого не припомню. Наверное, опять спасибо теннису, но я всегда чувствовала себя старше своих сверстников и на их детское озорство совсем не обращала внимания. А когда на дразнилки не реагируешь, то и дразнить тебя не интересно, поэтому никто к моим веснушкам не цеплялся. К тому же в большом теннисе очень много рыжих чемпионов, взять хотя бы Мартину Навратилову или Бориса Беккера. А из ныне действующих – Вика Азаренко, да и Маша Шарапова – тоже веснушками не обделены. Так что можешь записать, открою тебе тайну: теннис – спорт рыжих!

– Классно! Но давай напомним нашим читателям твою спортивную биографию. Родилась ты в 1992-м, в подмосковном Краскове, а дальше?

– Родители переехали в Раменское, когда мне было 4 года. Папа взял как-то с собой на тренировку и, увидев мои горящие глаза, спросил: «Хочешь играть?» Так началась моя теннисная жизнь. Три года тренировалась у Сергея Вячеславовича Кощиенко, училась в гимназии – сперва как все школьники, потом, когда тренировки стали отнимать большую часть времени, перешла на экстернат. В шесть лет поехала на свои первые соревнования, на Кипр, где заняла первое место. Помню, кубок был таким тяжёлым, что я его уронила.

– Были у тебя в ту пору теннисные кумиры?

– Самыми яркими звёздами тогда были Мартина Хингис, Штеффи Граф, Моника Селеш, Мэри Пирс, Мартина Навратилова. «Умный» теннис Мартины Хингис меня просто завораживал, такие тонко просчитанные комбинации и сейчас редко у кого увидишь. Нынешние теннисистки играют в силовой теннис, а в нём, к сожалению, меньше грации и красоты. Я же мечтала играть, как Хингис.

– Это не байка, что в 15 лет на турнире в Венесуэле ты смогла отыграть 15 матчболов и выиграть?

– Всё верно, дело было как раз в мой день рождения, на турнире до 18 лет. Соперница выиграла первый сет и вела во втором со счётом 5:0. Я видела по глазам, что она уже мысленно не на корте, а где-то далеко, празднует победу. Начался шестой гейм, и я пошла в атаку, посылая каждый мяч изо всей силы, с одной-единственной мыслью: только бы не в аут! Завязалась борьба, я отыграла несколько матчболов, взяла этот гейм, потом сделала брейк, а потом соперница «поплыла», в её глазах я прочитала полную обречённость. Я выиграла семь геймов
подряд, закончив второй сет со счётом 7:5, а в третьем сделала 6:1 – один гейм отдала, просто чтобы чуть передохнуть. Такая вот невероятная история.

– Но от серьёзных взрослых турниров тебя тогда отделяли ещё годы тяжёлой работы. И вот они позади, ты стала чемпионкой России. Это был…

– 2010 год, лучший пока в моей спортивной карьере. Я тогда выиграла ещё два турнира в паре, два в одиночном разряде, сыграла на Кубке Кремля, на крупном турнире в Ташкенте. А на чемпионате России взяла сразу две золотые медали – в паре, и в одиночном. Едва не выиграла ещё и микст, это было бы третье «золото», но пришлось из-за травмы сняться с финала. Я плакала от досады, а ещё от того, что до моего триумфа не дожил папа, ведь он так мечтал видеть меня на пьедестале именно этого чемпионата. Для него звание лучшей в России значило больше, чем международный рейтинг, такой он был патриот.

– Правда ли, что после той травмы доктора подписали «приговор», что с теннисом у тебя всё кончено?

– Да, было такое. Вообще-то спортивные травмы преследовали меня с детства, и я привыкла к ним как к неизбежному, но преодолимому злу. Не верьте, когда говорят, что можно 15 лет тренироваться, играть на пределе возможностей и при этом не иметь травм. У всех они бывают, но настоящий спортсмен тем и отличается, что превозмогает боль и не сдаётся. Когда я получила ту злополучную травму, сначала не придала ей особого значения. Не играла три недели, таблетки прописали, мази. Лёд прикладывала, потому что опухоль не спадала. Потом вроде бы стало лучше, начала с места играть. По­ехала на турнир в Лутц, одиночку проиграла. Играла на одной ноге и была близка к победе, но не получилось. В итоге только хуже ноге сделала. Врачи сказали, что полное восстановление подвижности сустава вряд ли возможно.

– Сильно расстроилась?

– Не то слово. Потерять то, ради чего работала всю сознательную жизнь, в 19 лет, на взлёте, отказаться от надежд, которыми жила! Впервые у меня была депрессия, и я узнала, что такое отчаяние. Испытывала похожее состояние только один раз – когда погиб отец, тогда мне было 15, и спасли меня родные, друзья, вернули к жизни.

– А что спасло на этот раз?

– Наверное, голова на плечах и умение держать удар – за 15 лет в спорте нельзя не научиться этому. Моё детство прошло в тренировках и разъездах. Часто приходилось жить вдали от родителей, быть самостоятельной. Я многое видела, много читала. В таких условиях быстро взрослеешь, начинаешь мыслить не по-детски и принимать обдуманные решения.

– Создание благотворительного фонда и стало таким решением?

– Скорее, это был душевный порыв. Когда близкий друг нашей семьи предложил мне создать такой фонд, я согласилась, не раздумывая. И в октябре прошлого года стала соучредителем детского благотворительного фонда «Мир радости». Эта работа оказалась гораздо труднее, чем я представляла, но ни разу я не пожалела о своём решении.

– Чем занимается твой детский благотворительный фонд?

– Ты не поверишь: помощью детям! Когда журналисты задают этот банальный вопрос, так и хочется задать встречный: а вы чем занимаетесь? Журналистикой? Ну-ну…На самом деле, чтобы понять и оценить работу благотворительного фонда, надо провести хотя бы день с его сотрудниками, с волонтёрами, съездить с нами в детский дом или в интернат. Только тогда можно получить хоть какое-то представление. А внешне – всё просто: где-то есть дети, которым надо помочь, где-то есть люди, готовые оказать такую помощь, а наше дело – найти и соединить их.

– Хорошо, попробую задать менее банальный вопрос. Юридическая помощь тоже входит в компетенцию вашего фонда?

– Да, это важное направление нашей работы. Мы предоставляем юридическую поддержку выпускникам детских домов, которые после выхода в самостоятельную жизнь бывают совершенно беспомощными и часто оказываются жертвами разного рода мошенников, а также недобросовестных чиновников. К примеру, детдомовцу положена отдельная квартира, а ему дают комнату в коммуналке – что делать? А ещё наши юристы решают вопросы, связанные с землёй и строительством. К примеру, наш фонд собирается строить спортивную площадку в Быковском детском доме, на которую уже собираются средства. Также у нас есть огромный проект по восстановлению заброшенного пионерского лагеря и созданию в нем реабилитационного спортивного детского центра.

– Напоследок хочу вернуться к твоему новому имиджу, который сразу оценили многие СМИ. Скажи, а для мужского журнала ты могла бы сняться? Фигура-то у тебя что надо!

– Знаешь, пусть зарабатывают популярность, выставляя напоказ свои прелести, те, кому больше показать нечего. А я не испытываю такого желания. И к тому же, выбрав для себя сферу благотворительности, я сознательно отвергла всякую возможность ассоциировать своё имя с чем-либо сомнительным и непристойным. Дети, с которыми я общаюсь и которым помогаю, которые верят мне, не должны видеть перед собой девушку с обложки «Плейбоя». Можешь назвать это моей второй прививкой против гламура. Хорошая, кстати, фраза для заголовка.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (1)

Alter Ego
18 июля в 17:13
Ссылка
Posts like this make the intrenet such a treasure trove
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


– Ваши права, сэр!
– Почему это я вдруг – сэр?
–  Да потому что едешь по левой стороне.

Еще анекдотов