Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Скульптор Александр Рукавишников: «Скульптор – самая «дорогая» профессия»

Скульптор Александр Рукавишников: «Скульптор – самая «дорогая» профессия»

Автор: Елена Мацейко

18:34 / 4 сентября 2012

Обновлено:

15:38 / 19 декабря 2013

Статья «Сижу, никого не трогаю, примус починяю» из номера «Квадратъ»

№13 от 3 сентября 2012

Кто не знает бронзового Никулина на Цветном бульваре, Достоевского у библиотеки имени Ленина, разрывающего путы Высоцкого на Ваганьковском?

Всё это работы Александра Рукавишникова. Особое место в его творчестве занимает знаменитый роман М.А. Булгакова. Свои первые скульптурные уроки Рукавишников получал в том самом доме с «нехорошей» квартирой, на Садовой. А несколько лет назад вокруг композиции «Мастер и Маргарита», которую скульптор изваял для Патриарших прудов, разгорелись поистине булкаговские страсти.

Ныне скульптор открывает новую страницу в своей биографии. Корреспонденты газеты «Квадратъ» были одними из первых, кто побывал в новой мастерской Рукавишникова на Земляном валу. Впрочем, это даже не мастерская, а целый культурный центр, включающий частную школу скульптуры, выставочный зал и даже кафе.

Школа скульптуры Александра Рукавишникова

– Александр Иулианович, отложив все дела, вы погрузились в совершенно новый проект: открываете собственную скульптурную школу, совмещённую с творческим клубом для всех, кто увлечён скульптурой. Зачем вам это надо?

– Возникла идея объединить небольшое кафе, рисовальные классы, учебную скульптурную мастерскую с моей мастерской. Так что, будем слегка преподавать, слегка дискутировать, слегка закусывать, может быть, что-то толковое и получится...

Я тут недавно беседовал с коллегой. Говорю ему: «Пожалуй, чтобы заниматься скульптурой, надо сначала разбогатеть!» Коллега согласился. Скульптор – самая «дорогая» профессия. Нужна большая мастерская, дорогие инструменты, материалы. Если студент, будущий скульптор, никогда не держал в руках мрамора, как мне ему объяснить азы работы по камню? В вузе для обучающего процесса нам часто не хватает материалов – нет гипса, глины. У себя в школе я хочу исправить эти досадные, мешающие нормальной работе мелочи.

– Для того чтобы попасть в вашу школу, надо сдавать какие-то тесты на «профпригодность»?

– Вступительных тестов не будет. Но учить я буду профессионально. В моей мастерской не стоит рассчитывать на западные «щадящие» методики, которые порой доходят до идиотизма. В Америке, в одном большом художественном магазине, увидел такие поясняющие надписи – краска для щёк, краска для глаз, кисточка для изображения еловой хвои... До такого примитива мы не дойдём, это точно.

«Мой Булгаков ещё пригодится России»

– Это правда, что вы долгое время жили в доме Булгакова на Садовой?

– У моего деда, скульптора Митрофана Рукавишникова, в этом доме была мастерская. Я маленьким там часто пропадал: что-то лепил, отбивал, кромсал, мастерил.

– Ходят слухи, что этот дом таит много мистического...

– Нормальный дом! Если не считать мистикой то, что там постоянно что-то обрушивалось, ломалось, ремонтировалось. То потолок на голову упадёт (дом-то старый), то соседи зальют, то двор перекопают, да так и оставят на несколько месяцев. Но я думаю, что это всё «чудеса» вполне реалистического толка. Лично со мной ничего фантастического не происходило. Зато я знаю про этот замечательный дом несколько забавных баек. По этому адресу ведь не только Михаил Афанасьевич Булгаков проживал, но ещё целая дюжина известных людей.

Художник Пётр Кончаловский, например, у которого было заведено – когда надо было сходить за продуктами в ближайшую лавку, из окна спускалась корзина с деньгами и записочкой: две бутылки коньяка, сыр, колбаса, фрукты, булка ситного и прочее. К корзине устремлялась местная пацанва – кто был рядом. Ребята пулей неслись в ближайший магазин и доставляли знаменитому художнику требуемое. Между прочим, случаев воровства или невыполнения заказа не было ни разу.

Я тоже внёс маленькую лепту в «мифологию» этого дома. Мне заказали памятную доску, посвященную Михаилу Афанасьевичу, потом её повесили в арке. Но – вот вам уже и мистика – ту первую доску, проезжая, сбил грузовик. Осколки местные жители разобрали на сувениры. Пришлось реставрировать.

– Ваш интерес к Булгакову зародился в детстве?

– Осознанное увлечение пришло, пожалуй, позже. Где-то в конце 60-х, когда я впервые прочитал «самиздатовскую» книжку «Мастер и Маргарита», тайком принесённую мне товарищем.

– Сколько раз перечитывали роман?

– Ох, много – и целиком, и отдельными фрагментами. Особенно часто открывал книгу в тот период, когда работал над «Примусом»...

– Вашу скульптурную композицию по роману «Мастер и Маргарита» предполагалось установить на Патриарших. В результате получился громкий скандал. Местные жители активно воспротивились тому, чтобы рядом с их окнами появился 12-мет­ровый фонтан-примус, из которого выскакивает булгаковская нечисть...

– Да, но мне не дали даже объяснить замысел скульптуры. Жители сразу начали митинговать, ходить с плакатами, пикетировать памятник...

– Вы тогда как-то легко сдались и отказались от своего замысла.

– Ну а зачем я буду настаивать, если люди не хотят? Не хотят – не надо. Правда, потом один очень известный скульптурный критик говорил, что «отказ от установки композиции по «Мастеру и Маргарите» больно ударил по российской скульптуре, отбросив её на 50 лет назад». Увы, люди у нас плохо подготовлены к восприятию современного искусства. В России искусство надо «дозировать» и «адаптировать».

– Недавно один известный блогер выложил на своей страничке в Интернете целый репортаж с заднего двора вашей мастерской на Новом Арбате, где теперь ютятся «забракованные» общественностью булгаковские персонажи. Блогер оказался не единственным, подглядывающим за скульптурами сквозь щели в заборе. Многие считают, что композиция по булгаковскому роману – одна из ваших лучших работ. Разве не жаль, что большинство ценителей не могут её увидеть?

– Жаль, конечно. Но, думаю, не всё ещё потеряно. Во-первых, Кот Бегемот и Фагот – часть композиции – всё-таки обрели своё место возле дома-музея Булгакова на Садовой. А теперь и заграница активно просит продать «оставшихся» булгаковских героев. Пока не продаю. Думаю, мой Булгаков ещё пригодится России...

– Вы не раз в своих интервью говорили о том, что после истории на Патриарших на вас буквально посыпались заказы на примусы. Их просят китайцы, немцы, японцы...

– Может, я нашёл какой-то символ советской поры. А, может, это Булгаков его нашёл. Помните? «Сижу, никого не трогаю, примус починяю». Многим в советское время ничего другого не оставалось, как «примус починять».

Нижегородско-московская династия

– Александр Иулианович, вы происходите из старинного нижегородского купеческого рода. Дом Рукавишниковых на волжской набережной, украшенный белоснежными кариатидами и атлантами, – настоящая жемчужина Нижнего Новгорода. Теперь там краеведческий музей. Часто приезжаете в родной город?

– Очень редко. Наверное, надо бы чаще. Не так давно меня спрашивали, буду ли я претендовать на недвижимость моих предков. Я сказал: «Увольте. Реставрировать и содержать такой особняк – тут никаких денег не хватит».

Я считаю себя москвичом. Мой дед, Митрофан Рукавишников, приехал в Москву в 20-х годах. Здесь он основал свою скульптурную школу и… династию. Мы все – мой отец Иулиан Митрофанович, я, мой сын Филипп, тоже скульптор, – её представители.

Парфюм и костюм?

– В ваших работах всегда есть определённая доля провокации. Специально публику провоцируете?

– Я просто стараюсь быть честным. Видите ли, Россия – страна со сложной судьбой. В искусстве давно уже наступил новый этап, но основная масса людей этого не заметила. Обыватель, увы, не чувствует разницы между плохим и хорошим. А художественные советы у нас практически упразднены. Вот и получается, что некоему «подёнщику от скульптуры» достаточно купить хороший костюм, вылить на себя полфлакона дорогого парфюма, явиться пред очи властей какого-нибудь провинциального городка и сказать: «Я скульптор» – и денежные заказы ему обеспечены. «Я сделаю вам быстро и хорошо», – говорит этот самый, с позволения сказать, скульптор. И провинциальные мэры и губернаторы ведутся на это, потому что не шибко разбираются в премудростях скульптурного ремесла. В результате получаются жуткие поделки!

Если советская скульптура была убога по содержанию, то теперешняя скульптура ещё и плохо сделана. А научиться негде. Школа потеряна.

Несчастные жители вынуждены любить этих «реалистичных» уродцев, усеявших улицы и площади наших городов и городков. Потому что, по странному стечению обстоятельств, именно эти уродцы оказываются Юриями Долгорукими, Кириллами и Мефодиями, Николаями Вторыми, Суворовыми...

– Недавно в Екатеринбурге облили чернилами памятник Борису Ельцину. Как вам кажется, это не знак протеста против сомнительной художественной ценности скульптуры?

– Думаю, к качеству памятника это отношения не имеет. Он сделан интересно. У этой акции, очевидно, политическая подоплёка.

– Где вам лучше работается? Влияет ли на творческий процесс то, что вас окружает?

– Всё-таки не зря раньше Академия художеств посылала начинающих художников в Италию. Учиться надо на лучших образцах. Не считаю, что копирование, подражание – это плохо. Ты же копируешь гения! И возникает здоровый дух соревнования. Вот он – идеал. А я что же, неужели так не смогу? Поэтому путешествия для творческого человека необходимы. Я и сам много путешествую.

Но родина художнику тоже нужна. Знаете, есть у меня дачка в Истринском районе, вернее, небольшая избушка. Вот в этой избушке мне лучше всего работается. Делаю там серьёзные выставочные вещи. Вдумчиво, не торопясь. Мне нравится, что всё там на своих местах – инструменты, молотки, глина. А если выхожу за порог, там тоже привычная картинка – лес, косогор, русские просторы.

Невостребованный госзаказ

– У скульпторов вечная проблема с установкой их творений. Вроде бы договорились, получили одобрение городских властей и вдруг – то денег у города не оказывается, то место не находится.

– Бывает и такое. У меня, например, до сих пор «не пристроен» генерал Скобелев. Легендарная российская фигура, герой, но пока лежит на «складе». А ведь это был госзаказ. Весь творческий коллектив не спал ночами, «авралил». Как будто это так просто – отлить из бронзы генерала Скобелева! Ещё вышла почти анекдотическая история с памятником Андерсену. По задумке, сказочник должен сидеть на огромном мешке с подарками. А из этого мешка появляются персонажи сказок. В результате оказалось, что некому поручить изготовление мешка. Подрядчики заломили такую цену, что мы только за голову схватились. Да за эти деньги можно десять Андерсенов изваять!

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (8)

Alter Ego
14 марта в 15:38
Ссылка
А примуса все-таки жаль... Жаль, что не установили "нечисть" на Патриарших
Ответить
Alter Ego
18 декабря в 23:28
Ссылка
Случайно посмотрел на канале культура фильм об Александре Рукавишникове.Жаль,что только сейчас посмотрел на творчество этого скульптора.Молодец мужик. Живи долго.
Ответить
Alter Ego
19 декабря в 16:00
Ссылка
Очень понравилась передача об Александре Рукашникове. Замечательный мастер и человек! Рада, что у нас есть такие люди!
Ответить
Alter Ego
19 декабря в 20:31
Ссылка
Человек с большой буквы,спасибо что вы есть!
Ответить
Alter Ego
20 декабря в 09:52
Ссылка
Передача открыла мне, обывателю, целый мир замечательного человека. Хочется узнавать и узнавать его творчество.
Ответить
Alter Ego
18 июля в 16:34
Ссылка
Four score and seven minutes ago, I read a sweet ariletc. Lol thanks
Ответить
Alter Ego
21 июля в 13:26
Ссылка
I'm out of league here. Too much brain power on disyalp!
Ответить
Alter Ego
20 апреля в 19:33
Ссылка
ДДядя Саша привет Это Ваня каторыи вам зделал ремонт ваши ребята нас надули. объект на ВОЗ. Кур. Вогз. .. ОЧЕНЬ ОБИДНО
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Собираясь в отпуск, возьми шмоток вдвое меньше, чем хотел.
А денег – вдвое больше.

Еще анекдотов