Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Мария Гузеева выполняла фигуры высшего пилотажа на американском истребителе

Мария Гузеева выполняла фигуры высшего пилотажа на американском истребителе

Марго в фильме «Чкалов» стала той ролью,  после которой Марию Гузееву узнала вся страна Марго в фильме «Чкалов» стала той ролью, после которой Марию Гузееву узнала вся страна
Автор: Оксана Жбанова

00:29 / 9 июня 2013

Обновлено:

11:15 / 14 июня 2013

Статья «Петля Гузеевой» из номера «Квадратъ»

№33 от 8 июня 2013

После сериала о Валерии Чкалове Машу Гузееву узнала вся страна.

Её роковая Марго молнией ворвалась в жизнь легендарного лётчика, оказавшись в эпицентре бушующих страстей. Раздираемый между бурными свободолюбивыми желаниями и необходимостью поступать «как надо», Чкалов жертвует своей любовью во имя долга. А по-моему, зря! С вопроса про Марго я и начала наш разговор с актрисой Марией Гузеевой.

– Маша, а как ты сама относишься к своей героине? Как к отрицательному персонажу?

– Ни в коем случае не считаю Марго отрицательным пер­сонажем. Эта роль одна из моих самых любимых, а этот образ в фильме я считаю ключевым. Представь только: тридцатые годы, над людьми, как свинцовая туча, нависает пролетарская идеология с её отказом от всего личного ради общественного, и тут вдруг яркая раскованная женщина в красном платье, которая танцует танго и живёт словно в ином, собственном, мире – свободном и прекрасном. И неспроста в неё влюбляются оба главных героя – Чкалов, которого удивительно органично сыграл Евгений Дятлов, и его закадычный друг Анисимов (Андрей Мерзликин). А она, понимая своё несовпадение с советской действительностью и невозможность быть с любимым человеком, всё же не опускает крыльев, остаётся сама собой.

– Честно говоря, я «болела» за Марго, хотела, чтобы Дятлов, то есть Чкалов, остался с ней. Тогда, быть может, и судьба его сложилась по-иному. Ты как думаешь?

– Думаю, что всё получилось, как и должно было. Чкалов сделал выбор в пользу своей законной жены и своего долга перед Родиной. А останься он с Марго, куда им было деваться, в Америку? И не помнил бы советский народ своего национального героя Валерия Чкалова.

– Значит, Америка – путь к забвению? Странно слышать это от тебя, ставшей, по существу, американской актрисой… Ладно, давай серьёзно, расскажи про свои американские похождения.

– Да какие это похождения! Это работа. Интересная, захватывающая работа, которой я отдавалась полностью, вкладывала все силы, не оставляя времени ни на что: ни на личную жизнь, ни на отдых, ни на развлечения. Это фильм про то, как американская военная авиация вместе с нашей борется с терроризмом. В съёмках участвовали самолёты F-18 и Су-27, актёрский состав тоже смешанный, американо-российский. Мне предложили роль бывшей лётчицы, специалиста по современному вооружению, которая работает в команде главных борцов с террористами.

Мне помогло пройти кас­тинг и то, что английский я учила с детства и знала его хорошо, и то, что я жила и училась в Америке, где занималась с педагогом английской фонетики – ставила произношение. Также в США училась на актёрских курсах, ходила на мастер-классы, педагог по
актёрскому мас­терству Эйрон

Спайзер дал мне несколько уроков голливудской методики работы над ролью. По­этому, когда я пошла на кас­тинг к главному режиссеру Марио Ван Пиблсу, мне было легко!

А дальше пошла каждо­дневная работа на конвейере «фабрики грёз», когда выкладываешься полностью в каждом дубле, на каждой репетиции. И упаси бог опоздать на минуту или прийти неготовой! В американском кинобизнесе такое просто немыслимо.

– А правда, что тебе довелось полетать за штурвалом боевого истребителя?

– Да, только это был не совсем боевой, а тренировочный истребитель  L-39.  И штур­вала, кстати, там нет, а просто ручка, как у боевых самолётов. Мне нужно было освоить навыки пилотирования, так как это могло пригодиться для роли. И инструктор покатал меня по полной программе, включая такие фигуры высшего пилотажа, как «бочка» и «мёртвая петля». Вот где мне пригодился опыт занятий экстремальным сноубордом! На скорости около 700 км в час мы выделывали такие трюки, что от перегрузки в глазах темнело. А когда, зайдя на очередную петлю, инструктор сказал: «Теперь ты сама!» – и отпустил свою рукоятку управления, я почувствовала себя почти космонавтом… Жаль, что по роли управлять истребителем так и не пришлось.

– В этом фильме под названием Red Sky сыграл свою последнюю роль Владимир Турчинский. Каким он тебе запомнился?

– Большим и добрым. Это был большой человек во всех смыслах – великодушный, талантливый, не жалевший себя для дела и для людей. Каждый, кто с ним соприкасался по работе, становился его другом. Даже не другом, подопечным – обо всех он заботился, как добрый всеобщий папа.

А ещё в нашем фильме ус­пел поработать командир пи­лотажной группы «Русские витязи» Игорь Ткаченко, он исполнял самые сложные трюки на российских Су-27. Когда, буквально через несколько дней после съёмок, я узнала, что он разбился, выполняя тренировочный полёт перед Международным авиакосмическим салоном «МАКС», то просто не могла поверить в эту трагедию.

– Давай не будем о грустном, расскажи лучше о своих увлечениях. Знаю,  у тебя их много, и в каждом ты стараешься дойти до совершенства. Но какое, всё-таки, самое любимое?

– Увлечения же нельзя сравнивать, все они совершенно разные. Ну как сравнишь, к примеру, йогу с горными лыжами? Я стараюсь отдаваться всему, чем занимаюсь, до конца – только тогда занятие в полной мере приносит удовлетворение и пользу. А взять танцы? Фламенко, которым я серьёзно увлечена, – это же целый мир, он неисчерпаем. Готовясь к роли Марго в «Чкалове», я изучала другой танец, танго. И там тоже целая вселенная – в чём-то похожая, но иная. А лошади, которых я узнала и полюбила относительно недавно, – про них же можно говорить бесконечно… Ответила я на твой вопрос?

– Будем считать, что да. Но читатели мне не простят, если не спрошу тебя про твой дом. Как ты обустраиваешь его, что для тебя главное?

– Дом для меня – крепость, в том смысле, что там я должна побыть сама с собой, в покое, отвлечься от суеты. По­этому в моей квартире всё располагает к отдыху: мягкие пастельные цвета, никаких кричащих деталей интерьера. Я не стремлюсь обставить жилище в каком-то определённом стиле, не добиваюсь какого-то впечатления. Чем менее заметны вещи, тем комфортнее среди них я себя чувствую.

 

– В одном из твоих интервью я с удивлением прочла, что ты ностальгируешь по своему советскому детству. Неужели ты успела вкусить тогдашнего «социалистического рая»?

– Я совсем немного застала это время. Помню первомайские демонстрации с шариками и огромными бантами, украсить себя которыми я мечтала всю неделю до праздника. Помню лотки с мороженым единственного сорта – эскимо на палочке за 20 копеек – какое счастье, когда мама соглашалась остановиться и купить. С трёх лет я стою на лыжах, помню, что в те времена детских лыж не было в открытой продаже, их нужно было заказывать. К сожалению, в нашей семье на тот период времени не было денег на это. Поэтому я каталась на взрослых обрезанных лыжах. Конечно же, палки тоже пришлось «подгонять» по росту. А у взрослых были большие лыжи, которые мне, маленькой девочке, казались даже огромными!

Между прочим, в Америке чаще всего вспоминалась не современная суетная и деловая Москва, а та, старая, советская. И ещё жизнь за городом, которую очень люблю. Бабушка, научившая меня печь блины, от которых американцы приходили в дикий восторг. А рецепт-то совсем простой…

– Наверное, скоро тебя пригласят сниматься в американском фильме с русской экзотикой, где надо пилотировать самолёт и по ходу печь блины.  А вываливаться из сковородки и переворачиваться они будут сами, когда ты делаешь мёртвую петлю. Как тебе сценарий?

– Смешно. Только во время мёртвой петли блин из сковородки не выпадет (смеётся). Это так кажется, что, когда зависаешь вниз головой, всё должно падать. На самом деле в этот момент из-за скорости такие перегрузки, что тебя просто вдавливает в кресло. А блин, соответственно, будет вдавливаться в сковородку. Так что сценарий твой придётся доработать.

– Согласна, ты же теперь специалист по мёртвым петлям. А вот по жизни никогда не петляешь, всегда идёшь только прямо к цели. На этой мажорной ноте можем и закончить интервью.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Я знал, что она такая, но не подозревал, что настолько.
Еще анекдотов