Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Марат Ка: «Уметь делать вещи своими руками так же важно, как уметь писать»

Марат Ка: «Уметь делать вещи своими руками так же важно, как уметь писать»

Автор: Алина Клещенко

11:03 / 16 апреля 2014

Обновлено:

15:08 / 17 апреля 2014

Знаменитый декоратор и популярный телеведущий Марат Ка рассказал о своей новой книге и о создании языка цвета для дизайнеров и декораторов.

Марат Ка – ведущий российский декоратор и архитектор, активно работающий как в нашей стране, так и за рубежом. Является руководителем собственной лаборатории, которая занимается разработкой декоративных покрытий и восстановлением традиционных техник декорирования. Российским телезрителям известен, главным образом, как ведущий мастер-классов в телепередачах «Фазенда», «Декоративные страсти», «Квартирный вопрос» и др.

«Квадратъ»: В телевизионных мастер-классах вы постоянно рассказываете зрителям о том, как создать или декорировать какой-либо предмет интерьера. Насколько важно уметь делать что-то своими руками в нашем мире, где большинство людей не заняты в производстве и вещи только покупают?

Марат Ка: Я считаю, что человеку нужно уметь делать несколько вещей. Современный человек должен уметь одеваться, писать, печатать на компьютере, готовить еду, водить машину. 200–300 лет назад набор необходимых навыков и знаний был другим. Для представителей определённого класса общества обязательным было умение рисовать, писать стихи, играть на музыкальных инструментах.  Мальчиков учили  драться на шпагах,  а девочек – вышивать.

Создание вещей своими руками – одно из таких же необходимых умений и знаний. Это составляющая определённого культурного набора. А мои мастер-классы являются развлекательно-познавательными. Это повод к действию, а не к повторению. И я очень рад, что многие люди действительно начинают делать что-то своими руками. Это прекрасно.

«Квадратъ»: Для телешоу вы создаёте огромное количество вещей. Куда потом отправляются эти вещи? Может быть, они остаются у вас в мастерской?

Марат Ка: Часть вещей действительно остаётся в мастерской, часть вещей я дарю, но купить их невозможно. Дело в том, что многие из этих предметов не предназначены для жизни. Разница между вещами, которые мы используем в жизни, и телевизионными вещами такая же, как между реальными интерьерами и декорациями в театре или между едой в ресторане и домашней едой.

Предметами, которые я делаю на передачах, достаточно тяжело пользоваться. Они имеют утрированные размеры, достаточно субъективно подобраны цвета. Это делается для того, чтобы они красиво смотрелись, поскольку красивый предмет для жизни, к сожалению, будет не особенно красиво выглядеть в телевизионном экране.

Фото из архива Марата Ка

«Квадратъ»: А как вы относитесь к дизайнерам интерьера, которые не умеют создавать вещи? Существует мнение, что в России многие дизайнеры занимаются шоппингом. Они находят поставщиков, подбирают мебель и декор, но не привносят в интерьер предметов, сделанных ими самими.

Марат Ка: Не вижу в этом ничего плохого, но считаю, что не стоит называть таких специалистов дизайнерами интерьера. Они, скорее, стилисты по интерьерам. Я их ещё называю откреплёнными продавцами из магазинов, которые работают с 15%-ной комиссией. Они просто продают мебель и различные материалы. Например, когда вы приходите в магазин одежды, стилист вам предлагает приобрести не только брюки, но и различные аксессуары к ним. А если вы возьмёте ещё и пиджак, то он будет просто счастлив, потому что, чем больше вы купите, тем большую комиссию он получит. Здесь та же самая история.

«Квадратъ»: В дизайнерской среде также существует мнение, что дизайнеров интерьера не должно быть много. Согласны ли вы с этой точкой зрения?

Марат Ка: Дизайнеров должно быть столько, сколько необходимо рынку. Мы сейчас не можем заниматься планированием, как в Советском Союзе. Разница между Советским Союзом и тем обществом, в котором мы живем, в том, что экономика сама регулирует необходимость в количестве специалистов. В условиях рыночной экономики выживает сильнейший. Но в то же время общество должно заботиться о том, чтобы талантливые люди имели поддержку.

Фото из архива Марата Ка

«Квадратъ»: Как вы вообще относитесь к школам обучения дизайну интерьера и декорированию? Ведь это сравнительно новое явление, и в 1990-е годы, когда вы начинали свою карьеру, их ещё не существовало.

Марат Ка: Очень хорошо, что сейчас они существуют. У меня к этому отношение достаточно простое. Я считаю, что современной архитектуры нет. Есть инженерия с отделочными материалами, поэтому необходимость в дизайнерах сейчас больше, чем в архитекторах.

Но я думаю, что сейчас Россия столкнётся с проблемой нехватки профессиональных архитекторов, которые бы занимались проектированием масштабных объектов, таких как гидроэлектростанции. Не хватать будет именно большой архитектуры, а не малого строительства.

«Квадратъ»: А насколько российское образование отличается от зарубежного? Вы же сами обучались за рубежом и можете сравнить.

Марат Ка: Мы сегодня живём в глобальном мире. Наше российское образование построено на зарубежных образцах. Зачастую оно спонсируется из-за рубежа и экономически оправдывается продажей мебели, обоев, тканей зарубежных компаний. Поэтому специалисты, которые получают образование в России, скорее всего, не увидят ничего нового за пределами нашей родины.

Фото из архива Марата Ка

В разных школах дизайна интерьеров учат приблизительно одинаково, и основная проблема у всех одна – это беспрограммное обучение, которое построено на индивидуальных навыках преподавателя. Если преподаватель хороший, и у него есть харизма, то, скорее всего, он будет выпускать хороших учеников, но они будут на него похожи. Например, работы учеников школы-студии «Детали» всегда можно узнать, потому что они похожи на работы Вероники Блумгрен. К этому можно относиться по-разному, но хорошо, что у школы есть своё лицо.

Вообще, дизайн и декорирование – это глобальная область. В рамках этой области существует масса специализаций, таких как проектирование мебели или штор, и в наших школах пока этому не учат. В Испании есть великолепная школа проектирования мебели, японская мебельная школа тоже очень хорошая. А вот в Италии школа практически умерла, поскольку компании не смогли договориться о том, что нужно продолжать традиции и основы своего производства.

«Квадратъ»: Сейчас готовится к выходу ваша книга о свете и цвете в интерьере. Скоро ли её можно будет увидеть в книжных магазинах?

Марат Ка: Мой учебник о свете и цвете сейчас находится в процессе сборки. С иллюстрациями к этой книге была большая проблема, и я не знал, что же делать. Наполнить её гламурными фотографиями не составило бы труда, но это было бы никому не интересно, поэтому я решил иллюстрировать её вручную. Мне кажется, так будет намного интереснее и понятнее.

Фото из архива Марата Ка

«Квадратъ»: Не могли бы вы поподробнее рассказать о системе колористики, которую вы собираетесь осветить в своей книге.

Марат Ка: Ни для кого не секрет, что у меня есть своя система цвета. Конечно, я не являюсь в этом отношении первопроходцем, но, на мой взгляд, большой проблемой всегда было то, что изучением цвета занимались, в основном, физики и оптики – люди, далёкие от художественного творчества. Художники же, в свою очередь, всегда были далеки от физики.

Нам говорят, что существует три цвета, путем сложения которых получаются все остальные цвета. Мы знаем, что существует цветовая модель RGB (красный, голубой, зелёный). Это электронная форма подачи цвета. Также существует модель CMYK, которая строится на четырёх воспроизводимых цветах (голубой, пурпурный, желтый и чёрный). Это цвета для полиграфии.

Моя система основана на восприятии цвета человеком, а не на том, как это явление объясняют физики и как его воспроизводят приборы. Я далёк от революции и отталкивался от теории цветоощущения Гельмгольца. Но моя теория основывается на том, что человек воспринимает четыре цвета. Мы видим красные, синие, желтые и зеленые цвета, хотя на самом деле можно сказать, что мир чёрно-белый, ведь цвет – это то, как наш мозг воспринимает отражённый свет.

Если сравнивать цвет с музыкой, то музыка построена по определённым законам. Существует нотная грамота и форма записи музыкальной мелодии и звуков. У музыкантов также есть свой язык и своя терминология по отношению к звуку. Интересно, что эта терминология имеет художественный характер. Например, они говорят «акварельный звук», «прозрачность», «тон».  

Я, в свою очередь, использую музыкальную терминологию, когда говорю о цвете в интерьере. Я придумал этот новый язык, где у каждого цвета есть своё логически объяснимое название, ведь он вписан в определённую систему координат.

«Квадратъ»: Что есть красота в вашем представлении?

Марат Ка: В первую очередь, это чистота. Там, где чисто и есть порядок, можно начинать говорить о красоте, ведь красота – это упорядоченность. В хаосе красоты быть не может.

«Квадратъ»: А художественный вкус, на ваш взгляд, – это врождённое чувство, или его можно развить?

Марат Ка: Нет, это не врождённое чувство, а приобретённое. Чем более культурно образован человек, тем большему количеству вещей он открыт. Так, без определённого культурного уровня и образования невозможно наслаждаться «Петей и волком». Это сложное музыкальное произведение Прокофьева, и его невозможно понять, не будучи подготовленным. Точно также и в изобразительном искусстве. Сложные вещи можно осмыслить, только имея необходимый для этого культурный уровень. 

Фото из архива Марата Ка

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (2)

Alter Ego
16 апреля в 16:22
Ссылка
Молодец чувак
Ответить
Alter Ego
23 апреля в 00:34
Ссылка
1
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


– Стал он кликать золотую рыбку…
– Деда, а почему рыбку? Что у них, в старину, мышек не было?

Еще анекдотов