Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Диана Гурцкая любит, когда тепло, поэтому в ее доме во всех помещениях теплые полы

Диана Гурцкая любит, когда тепло, поэтому в ее доме во всех помещениях теплые полы

«В нашей квартире каждый уголок устроен так, чтобы мне  было удобнее». «В нашей квартире каждый уголок устроен так, чтобы мне было удобнее».
Автор: Андрей Васянин

16:07 / 17 марта 2013

Обновлено:

04:46 / 5 апреля 2013

Статья «Диана Гурцкая: Я помогу...» из номера «Квадратъ»

№27 от 18 марта 2013

«Да, у меня многое иначе, чем у других».

«Я хочу, чтобы публика видела меня сильной и красивой. Считаю, что не имею права даже на минутную слабость»

«Меня не жалели»

– Диана, быть сильной вас научили родители?

– В том числе. Не могу сказать, что у нас всё было чересчур строго, но в семье чтили патриархальные традиции: папа заходил – и стены дома чувствовали это. Чтобы родители не знали, где мы – такого никогда не было.

Даже для меня, балуемой младшей дочки, были ограничения: ни в коем случае нельзя в доме шуметь, вмешиваться в разговоры старших, перебивать их. Это абсолютно правильно. Я хочу, чтобы и в моей семье сейчас был такой же порядок.

«Я ему ничего не объясняла, он сам всё понимает и принимает, и гордится мной».С сыном Константином.

– В вашем доме пели?

– Да, традиционным грузинским многоголосием! Я умею петь в этом хоре, и мне это безумно нравится. Дом у нас был большой, уютный, помню, когда я приезжала из Тбилиси, с учёбы, первой выбегала мама, крестила меня, обнимала.

Потом приходили соседи, приносили хачапури, чурчхелу, фрукты, вино. Собиралось застолье, и мы начинали петь. Не нужны были никакие аранжировки, голоса никто не расставлял – были душа, сердце и счастливая семья. Папа не особо пел, но мама, сестра, тётя…

Однажды все собирали орехи в саду, слышу – зовут меня, ну, думаю, сейчас запоём. Запели – и эта работа, не самая лёгкая, пошла быстро, все смеялись, радовались!

– Диана, а правда, что родители воспитывали вас так, чтобы вы не чувствовали, что чем-то отличаетесь от остальных детей?

– Да, я так же носилась, шалила. Помню, однажды, гуляя во дворе, забралась вместе с друзьями на крышу трёхэтажного дома… Мама заметила меня уже наверху.

Она боялась крикнуть, чтобы я не упала, и тихонько говорила: «Оставайся на месте, не двигайся!» Потом осторожно сняла меня. Мамино ровное отношение ко всему очень помогло мне в жизни и карьере. Ну и что, что я такая!

Упадёшь – встанешь, ничего с тобой не будет, иди вперёд, не останавливайся. Когда это постоянно слышишь – понимаешь, что иной дороги у тебя нет.

– Для вас дорога определилась, когда вы в Тбилиси вышли на одну сцену с Ирмой Сохадзе?

– Да, это случилось после школьной олимпиады по музыке – я там пела и в хоре, и в квартете, и сольно. Ирма услышала меня и пригласила выступить на марафоне со всеми звёздами в Большом зале Тбилисской филармонии.

Мы с мамой сшили платье, купили белые туфельки, готовились – это был такой восторг! Тогда я ещё не понимала, какой это колоссальный труд, как надо работать на сцене, думала, что это такая красивая сказка – но оказалось, что и к ней надо пробиваться.

– В Гнесинке, куда вы поступили вскоре после конкурса, вас тоже не жалели?

– Я поехала поступать вопреки доводам моего педагога, которая обещала мне неподъёмные трудности. Вспоминается только один момент дискомфорта, в самом начале: когда все ребята переписывали расписание, я стояла рядом и не знала, что делать.

Поначалу мне все помогали, а потом выяснилось, что сольфеджио или музлитература мне даются легче, чем многим другим – слух позволял по коротким фрагментам понять, что играется – кантата Баха или соната Бетховена. Мне легко давалось заучивание наизусть, и я никогда не пользовалась нотной грамотой по Брайлю.

Я всегда чувствовала музыку внут­ри себя. И сегодня, репетируя на студии, я пробую варианты, варьирую голоса, делаю фиоритуры – и это мне всегда подсказывает сама музыкальная тема, а вовсе не разум.

Дом и мужчины

– Творчество, благотворительная и общественная деятельность, семья… Как только у вас на всё хватает времени?

– Если человек захочет, он может всё успеть. Без ложной скромности скажу, что я хорошая хозяйка – обожаю свой дом, не представляю себя без него, всегда спешу домой, здесь я нужна.

Ведь сын, Костя, может спросить однажды: «Мама, а ты где была вот тогда-то?» Я всегда об этом думаю и потому принимаю участие в его воспитании. Семья для него зеркало, пример, каким для меня была моя семья.

Даже если я устаю, мы всегда разговариваем о том, как у него дела, что было в саду. Я не могу с ним играть во все его игры, но зато мы придумали свою собственную «игру в ладоши»: он хлопает, я за ним бегаю. Прежде всего, я чувствую себя мамой!

«Я в нём увидела порядочность, доброту, для меня ничего нет главнее. Он настоящий». С мужем Петром Кучеренко.

– Как вы устроились в Москве?

– У нас хорошая уютная квартира в районе Ленинского проспекта. Там каждый уголок устроен так, чтобы мне было удобно. Поскольку я южанка, везде попросила сделать теплый пол, вот только остальным в доме, наверное, жарковато.

Помощница, как только я ухожу, открывает всё настежь, а я, вернувшись, начинаю мёрзнуть.

– Что вы с Петром, вашим мужем, нашли друг в друге, почему вы вместе?

– Что он нашёл во мне – об этом лучше у него спросить. Я в нём увидела порядочность, доброту, для меня ничего нет главнее. Он настоящий. До замужества главной опорой был брат, а теперь есть ещё муж. Эти люди ради меня готовы на всё.

– Вокруг вас одни мужчины …

– Да, и не забудьте про ещё одного, самого главного – растущего мужчину, помощника. Я ему ничего не объясняла, он сам всё понимает и принимает, и гордится мной.

– А ещё есть сценические мужчины, да ещё какие!.. Вспоминается, например, ваш дуэт с Тото Кутуньо, с которым вы спели Solo Noi на сцене Кремлёвского дворца.

– Ох, какая же у него энергетика! В дуэте главное – взаимная отдача, только если она есть, можно считать, что дуэт состоялся. Песня звучала три минуты, всё это время я чувствовала Тото своим покровителем, чувствовала, как он и песню переживает, и за меня беспокоится, оберегает меня. Я счастлива, что эти минуты были в моей жизни…

– Переживаете каждую песню, которую поёте?

– Иначе нельзя. Брат уже знает – если я застыла, улыбаюсь, слушая новую музыку, то она моя, я чувствую её внутри себя. Вот недавно я записала песню «В этом городе».

Её хотели отдать другому исполнителю, но я настояла, чтобы отдали мне, и каждый раз, когда пою эту песню – я её чувствую, представляю, как стою на сцене или сижу в зале и слушаю со стороны. Когда так понимаешь песню, то знаешь, зачем ты её поёшь.

Дома лучше даже кусок простого чёрного хлеба

– Свой последний альбом «9 месяцев» вы выпустили пять лет назад, ещё до рождения сына. Не затянулась ли пауза?

– Игорь Николаев приучил меня не торопиться – впопыхах ничего хорошего не сделаешь. Мой первый альбом «Ты здесь» мы с ним делали пять лет, и он меня беспрестанно успокаивал. И я всем говорю, что торопиться не буду – уж если делать альбом, надо, чтобы был резонанс, мы должны удивить публику.

– Вы ведь сейчас работаете с музыкальным материалом Горана Бреговича?

– Горан потрясающий композитор, он дал нам свои мелодии для нового альбома. Работа не самая лёгкая, возникли проблемы с текстами: то, что прекрасно звучит на сербском, совершенно невозможно спеть по-русски.

Мы делаем пробные записи, отсылаем Горану по электронной почте то, что у нас получается, он вносит свои поправки. Я уже вижу, что результат должен быть очень интересным.

«Мне легко давалось заучивание наизусть, и я никогда не пользовалась нотной грамотой по Брайлю. Я всегда чувствовала музыку внут­ри себя».

– Вы чувствуете себя «звездой»?

– Нет, я, прежде всего, человек, который любит музыку, творчество. Каждый из нас может быть в своём деле звездой, и не важно, кто ты – профессиональный финансист или любимый детьми учитель…

Но, «зазвездившись», ты перестанешь быть человеком, а для меня это главное. Если я кому-то смогу помочь, детдому или даже одному ребёнку – как женщина, мама, известный человек, – я постараюсь сделать всё от меня зависящее.

Я сама воспитывалась в интернате и понимаю, что это такое. В интернате самый праздничный обед хуже, чем кусок простого чёрного хлеба дома. Я пытаюсь помочь незрячим и слабовидящим детям – мы с мужем создали фонд «По зову сердца». У меня в детстве был только мой брат Роберт, а у этих детей есть я, и везде, где нужна будет моя помощь, я помогу.

Справка

Диана Гурцкая родилась в Сухуми 2 июля 1978 года в семье шахтёра и учительницы. Мать Дианы умерла в 2001 году. Будущая певица училась в школе-интернате для незрячих и слабовидящих детей в Тбилиси.

В 1999 г. окончила эстрадное отделение московского музыкального училища имени Гнесиных. Брат Дианы Роберт стал её продюсером. В марте 2000-го студия «АРС» выпустила дебютный альбом певицы «Ты здесь», в который вошли песни Игоря Николаева и Сергея Челобанова.

Заслуженная артистка РФ Диана Гурцкая, помимо всего прочего, ещё и активный общественник: она является одним из основателей фонда помощи незрячим и слабовидящим детям, а также членом Общественного совета при председателе Совета Федерации России, Экспертного совета Фонда социального страхования РФ, Общественного совета Приволжского федерального округа по развитию институтов гражданского общества.

Диана замужем с 2005 года. Муж – профессор кафедры конституционного права Российского университета дружбы народов, адвокат, доктор юридических наук Пётр Кучеренко. Их сыну Константину в июне исполнится пять лет.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (1)

Alter Ego
17 марта в 22:38
Ссылка
У Дианы нет альбома "9 месяцев"! Есть "Ты здесь" и "Ты знаешь, мама".
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Странные мы люди:  бьём, потому что любим, воюем за мир, работаем, чтобы отдыхать, пьём отраву за здоровье.

Еще анекдотов