Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Александр Фадеев (Данко): «Я бы станцевал Путина!»

Александр Фадеев (Данко): «Я бы станцевал Путина!»

Балет – адский труд, какого и врагу не пожелаешь Балет – адский труд, какого и врагу не пожелаешь
Автор: Беседовала Оксана Жбанова

16:51 / 16 октября 2012

Обновлено:

05:35 / 27 марта 2013

Статья «Александр Фадеев (Данко): «Я бы станцевал Путина!»» из номера «Квадратъ»

№16 от 15 октября 2012

«Лет десять назад любая из моих одноклассниц просто умерла бы от такого счастья», – думала я, нажимая кнопку домофона с номером квартиры Данко. Кумир девчонок и секс-символ, когда-то взлетевший на вершину популярности со своим хитом «Малыш», встретил меня на пороге совсем не в сценическом образе – усталым взглядом сорокалетнего мужчины. Что выдавало в нём артиста, так это балетная осанка. Не  теряя времени, я приступила к интервью.

Данко

– Давайте начнём с вашего дома, в котором нет ничего богемного. Где же отражение творческой личности хозяина?

– Для отражения личности я пользуюсь зеркалом. А дом должен быть спокойным, уютным, располагать к работе и позволять полноценно отдохнуть. Поэтому я предпочитаю мягкие тона, контрастов и кричащих цветов в интерьере не люблю. Сочетание светло- и темно-серого, всё практично, ничего лишнего. По стилю – скорее минимализм.

– Вы начинали как балетный танцовщик. Когда и почему решили запеть?

– Вообще-то петь я начал в пять лет, в ансамбле имени Локтева. И потом, когда стал заниматься балетом, желание петь всегда меня преследовало.  Переломным моментом оказалась встреча с продюсером Леонидом Гуткиным. Я принёс в его компанию свою демо-кассету, когда лейбл «Крем-Рекордс» только начинал работу. Леонид выбрал меня в качестве одного из первых своих проектов в России. Он долгое время жил в Лос-Анджелесе и, приехав сюда из другого мира, имел «незамыленный» взгляд на многие вещи, видел то, что ускользало от отечественных продюсеров. Именно он дал мне сценический псевдоним Данко… А что, все вопросы будут такими же шаблонными?

– Хотите нешаблонных – пожалуйста! Вам говорили, что вы похожи на Путина? Не хотели ли бы сыграть его, например, в кино?

– Зачем же в кино, лучше в балете. Представляете: к шестидесятилетию президента, в лучших советских традициях, какой-нибудь придворный режиссёр –  Михалков, к примеру, – ставит балетный спектакль о Путине. Под названием, скажем, «Пикалёво». Или, нет, лучше «Летят журавли». А на афишах крупными буквами: «в главной роли – бывший солист Большого театра, популярный певец и почти народный артист Александр Данко». Чёрт побери, как бы я станцевал Путина!

– Опоздали вы с этой идеей. Теперь только к следующему юбилею, лет через десять. Сумеете сохранить балетную форму?

– Вообще-то балет – адский труд, какого и врагу не пожелаешь. Но то, что я с десяти лет вкалывал на этой каторге – сперва в хореографической школе при Большом, потом в труппе этого театра – закалило настолько, что держать форму уже стало привычкой. Так что Путина станцую и через 10 лет, если позовут.

– Оставим балет, перейдём к живописи. Где же ваши картины, про которые так много писали? Не вижу тут ни одной!

– Картины в студии, где им положено быть. Те, что остались. А в основном – раздарены друзьям. Хотя не только друзьям – одна  висит в Государственной думе.

Данко написал этот портрет ещё до того, как увидел Яна Артрюс-Бертрана.Данко написал этот портрет ещё до того, как увидел Яна Артрюс-Бертрана. Теперь картина висит в помещении Государственной Думы

– Вы имеете в виду портрет Яна Артрюс-Бертрана? Расскажите о нём поподробнее.

– Это одна из любимых моих картин, а сам Артрюс-Бертран, по-моему, великий человек, способный видеть нашу Землю совершенно по-особому, глазами какого-то высшего космического разума. Прочитав его книгу «Земля, увиденная с неба» и посмотрев его фотографии, я был просто потрясён. В результате родилась песня, где вместе с человеком поют горбатые киты, касатки, морские львы и другие обитатели мирового океана, а аккомпанируют этому необыкновенному хору звуки волн. Eщё я написал его портрет – до того, как увидел самого Бертрана. А когда его принимали в Госдуме по случаю Всемирного дня эколога, меня тоже туда пригласили с моей песней. Кстати, как выяснилось, кроме меня в Думе заслушивали только одного певца, Иосифа Кобзона.

– Как вы могли бы назвать свой стиль в живописи? Связан ли он со стилем вашей музыки?

– Всё в этой жизни взаимосвязано и одновременно противоречиво. Например, моя мама собирает картины, и, честно говоря, они никогда мне не нравились. И вот, лет 10 назад, я взял краски и решил попробовать изобразить что-то совершенно по-своему. Теперь мои картины висят на выставках, и люди их смотрят, кажется, с удовольствием. А что до названия стиля – терпеть не могу навешивать академические ярлыки. Если отвечу, что пишу в стиле, скажем, раннего французского экспрессионизма, – вас устроит?

– Вполне. Не знаю, что это такое, но звучит красиво. А вот музыку вашу многие однозначно относят к арт-року. Согласны?

– Если женщина просит, согласен, пусть будет арт-рок. Хоть попсой не назвали – и на том спасибо. На самом деле, музыка бывает только двух категорий: «твоя» и «не твоя». Причём с возрастом эти категории меняются. В юности слушаем то, что модно, и при этом считаем себя «продвинутыми» – это нормально. Плохо, когда взрослый человек начинает судить о песне с позиции «попса – не попса». Впрочем, это довольно банальная тема…

– От вашей роли в фильме «Московский жиголо» многие поклонницы были в шоке. Я почитала на форумах – там такое пишут! Шок – это по-вашему?

– Бить по эмоциям  – главный метод актёра. Другой метод – пробуждать мысли, что намного сложнее. Игра на грани эпатажа сегодня в порядке вещей. Другое дело, что грань эта у каждого может быть своя. Изображая в фильме стриптизёра, я стремился к максимальной выразительности образа. Кого-то шокировал? Ну, извините!

– Что сегодня главное в вашей творческой жизни?

–  Недавно закончил новую композицию «Лабиринты», на которую в ближайшее время буду снимать клип. Но большую часть моего времени занимает театр. Репетирую в постановке Дарьи Поповой «Опасные связи», где у меня роль виконта де Вальмона. А Мария Берсенева играет в пьесе коварную маркизу де Мертей. 

– Удаётся ли уделять время дочери?

– Не так много, как хотелось бы. Стараюсь всё свободное время отдавать ей. Ходим в театр, в парк, по магазинам. Из каждой поездки я обязательно привожу для неё подарки и сувениры. Этой осенью записал её в секцию конного спорта. Соня без ума от своего нового гнедого друга. Возможно, в дальнейшем мы сможем приобрести именно этого коня, если дочь серьёзно захочет связать свою жизнь с конным спортом, но сейчас главное, чтобы это увлечение не мешало учёбе. Через пару-тройку лет будет видно.

– В заключение не могу удержаться от чисто женского вопроса. В своё время вы выступали на подиуме в качестве манекенщика, представляя коллекции мировых брендов. А в жизни какую одежду предпочитаете: от Naf Naf, Diesel или Hugo Boss?

– Вот, честное слово, думал, что удастся обойтись в этом интервью без гламура. Нет! Поговорили об искусстве и о жизни, теперь поговорим о брюках! Да всё равно мне, какой на штанах лейбл – лишь бы хорошо сидели… 

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (2)

Alter Ego
09 августа в 23:13
Ссылка
Я тоже занимаюсь конным спортом:)Справляется дочка с конём на тренировках?
Ответить
Alter Ego
19 июля в 12:39
Ссылка
I came, I read this article, I conequred.
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


– Вась, лови топор!.. Чего молчишь, поймал что ли?
Еще анекдотов