Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Как Раневскую «завербовали» в КГБ

Как Раневскую «завербовали» в КГБ

Фаина Раневская Фаина Раневская
Автор: «Квадратъ»

15:41 / 5 марта 2012

Обновлено:

14:13 / 27 октября 2013

Часть 2 из 2

Читать материал полностью

Статья «Вербовал ли КГБ Фаину Раневскую?» из номера «Квадратъ»

№1 от 5 марта 2012

Великая Раневская оказалась в числе тех избранных советских людей, которые в эпоху тесных коммуналок удостоились немыслимого счастья – проживать в отдельной квартире, да ещё в доме «премиум-класса». Притом, что отношение начальства ко всенародно любимой артистке было весьма прохладным. Каким же образом ей досталась элитная жилплощадь? История сохранила две версии. Обе считаются подлинными, озвученными самой Фаиной Раневской, и обе связаны с КГБ.

Для серьёзного разговора к Фаине Георгиевне направили молодого опера по фамилии Коршунов. Начал он издалека. Поведал Раневской и о классовой борьбе, и о про­исках шпионов, которые пытаются подставить ножку нашему народу, семимильными шагами движущемуся к светлому будущему. Невзначай напомнил о долге каждого советского гражданина оказывать посильную помощь органам государственной безопасности…

– Молодой человек, где же вы были раньше, когда я ещё не успела разменять седьмой десяток? – в своей неподражаемой манере спросила Раневская.

– Что вы, Фаина Георгиевна! – задёргался Коршунов. – Вам больше тридцати никто не даст, поверьте… Вы просто девочка, по сравнению с другими артистками вашего театра!

Закуривает Раневская очередную «беломорину», хитро прищуривается и так спокойно говорит:

– Мне с вами, молодой человек, всё понятно. Без лишних слов заявляю: давно ждала момента, когда органы оценят меня по достоинству. И я всегда готова разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней. Можно сказать, это моя мечта детства. Но есть одно маленькое «но». Во-первых, я живу в коммунальной квартире, а во-вторых, что ещё важнее, громко разговариваю во сне. Вот и давайте, коллега, вместе, по-чекистски, поразмыслим. Представьте: вы даёте мне секретное задание, и я, будучи человеком обязательным, денно и нощно обдумываю, как лучше его выполнить. И вдруг ночью, во сне, я начинаю сама с собой обсуждать выполнение вашего задания. Называть фамилии, имена и клички объектов, явки, пароли, время встреч и прочее… А вокруг меня соседи, которые неотступно за мной следят вот уже на протяжении многих лет. И что? Я, вместо того чтобы принести свою лепту на алтарь органов госбезопасности, предаю вас!

Монолог Раневской произвел на Коршунова неизгладимое впечатление. Докладывая о состоявшейся вербовочной беседе начальству, он сказал:

– Баба согласна работать на нас, я это нутром чувствую, но она громко разговаривает во сне… Да и потом как-то несолидно получается. Негоже всё-таки прославленной народной артистке, к тому же нашему агенту, ютиться в коммунальной квартире…

Вскоре в приемной КГБ при Совете Министров СССР появился некий гражданин неопределенного возраста с испитой рожей и попросил принять от него заявление.
Коллективное заявление жильцов высотки на Котельнической набережной, где уже месяц проживала Раневская, через час лежало на столе у начальника контрразведки. Жильцы верхнего этажа (десять подписей) уведомляли органы госбезопасности, что прямо под ними проживает некая дама, которая ночи напролет громко разговаривает сама с собой о происках империалистических разведок и о том, что она с ними сделает, какую кузькину мать им покажет, как только её примут в органы госбезопасности внештатным сотрудником.

Через час начальник вызвал к себе Коршунова, показал ему заявление и скомандовал:

– На Фаине поставь крест, ищи другого… Кто молчит во сне.

По прошествии некоторого времени Коршунову от агентуры, окружавшей Раневскую в Театре имени Моссовета, стали известны подробности того «коллективного заявления». За две бутылки водки актриса подбила на эту акцию сантехника из ЖЭКа, того самого заявителя с испитым лицом. Но поезд уже ушел, квартира осталась за Раневской.

Приглашая в апартаменты на Котельнической набережной своих коллег (а среди них были и агенты КГБ, которые «по ней работали», что для актрисы секретом не являлось), Фаина Георгиевна порой вспоминала незадачливого Коршунова.

– Вы должны меня понять, отказала я органам лишь по одной причине: дать много им я не могу, а мало мне не позволяет совесть. Проклятое воспитание!

Здание на Котельнической набережной: высота 176 м, 32 этажа.
Архитекторы: Д. Н. Чечулин и А. К. Ростковский.
Начало строиться в 1938-м и было завершено после войны в 1952-м году.
В доме более пятисот квартир, магазины, музей, почта и кинотеатр.
Сегодня квартиры в этом доме стоят от двадцати до ста миллионов рублей.

 

Часть 2 из 2
Читать материал полностью Напечатать Послать по e-mail Комментировать

Читать материал по частям:

  1. Муля, или Любимое кино Берии
  2. Как Раневскую «завербовали» в КГБ
Автор: «Квадратъ»

15:41 / 5 марта 2012

Обновлено:

14:13 / 27 октября 2013

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Дорогой Дедушка Мороз, пишет тебе мальчик Витя. Очень прошу, дочитай это письмо до конца. Это не спам, это реальная возможность заработать деньги…

Еще анекдотов