Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Сергей Корзун: «Не глядя»

Сергей Корзун: «Не глядя»

Надо только пойти и проголосовать Надо только пойти и проголосовать
Автор: Сергей Корзун

20:07 / 2 мая 2012

Обновлено:

22:47 / 23 июля 2013

Статья «Не глядя» из номера «Квадратъ»

№4 от 16 апреля 2012

Махнёмся не глядя? Не понравится – через некоторое время махнёмся обратно. Мне Кремль – тебе партию. И нефтяную трубу никому не уступать, ведь она – главный источник самых сладких пряников. «Кто остался на трубе?» – Мы! 

«Махнёмся-не-глядя» – любимая игра беззаботного советского детства. Зажав в потном кулачке какой-нибудь значок или ластик, ты менялся вслепую с таким же пионером, как и сам, втайне надеясь, что в его-то потном кулачке уж точно зажато что-то необыкновенное. Обёрт­ка от остро пахнущей фирменной жвачки. Монгольская марка. Волчок из шестерёнок разобранного будильника, наконец. Так хотелось чуда! Но там чаще всего оказывался такой же, как и у тебя, значок или ластик.

В 90-е эту забаву подросшие пионеры назвали бартером и стали меняться по-крупному, целыми железнодорожными составами. Потом бартер стал рутинным делом, а вот привычка ждать чуда от обмена осталась. Иллюзия выбора, появившаяся тогда в политике, до сих пор не даёт покоя отдельным российским гражданам. Кажется, вот-вот, ещё немного – и рассыпется эта круговая порука приговорённых к пожизненной власти. И новые люди займут места старых.

Надо только пойти и проголосовать. И, может, выйти на площадь. И тогда свершится чудо… Ну да, щаааз! Иллюзии надо поддерживать. Иллюзии перемен надо подкреплять иллюзорными переменами. Что бы такое поменять, чтобы все почувствовали, что всё изменилось? – Ясен перец: время! Чтобы зима казалась не такой долгой и безрадостной, можно оставить на зиму летнее время. Оставили. Результат налицо: дополнительный час отдалил Москву от Европы, коммунальщики замаялись перепрограммировать двухрежимные счётчики, а футбольные болельщики после ночных матчей стали опаздывать на работу.

Фокус не удался, зато есть повод подумать над возвращением зимнего времени. Снова ждём перемен. Можно ещё милицию преобразовать в полицию. Переименование, переаттестация, переквалификация, переназначения, пере… Уффф. Отдышались? Теперь всё устраивает? Вот только вдруг в одном дальнем отделении полиции, в Казани, задержанный скончался при очень неприятных обстоятельствах. И сразу выяснилось, что подобное происходило не в одном только дальнем отделении. И не только в Казани. После этого логично бы, конечно, поменять и министра, который отвечал за милицейскую реформу... Снова ждём чуда?

А недовольные избиратели захотели поменять начальника по выборам. Уж больно волшебно он развеивал все подозрения в фальсификациях и сомнения в безукоризненности вверенного ему механизма. Но этого начальника трогать не стали – другого такого не нашлось. Решили вместо него поменять систему наблюдения. Даёшь каждому участку по две камеры! Дали! Ура! Теперь-то уж точно ни одно нарушение свободы выбора граждан не пройдёт незафиксированным. За тринадцать-то миллиардов рублей. И что?

На выборах президента чуть не полстраны сидели наблюдателями на избирательных участках, а вторая половина через Интернет наблюдала за этими наблюдателями. Но потом выясняется, что видеозаписи просто так на руки не выдают, даже если итоги голосования в Астрахани вызывают вполне резонные вопросы. А нарушения, обнаруженные там всего-то на 60% участков, все до одного признаются процедурными, несущественными и никак не влияющими на общие результаты. Ещё губернаторов можно поменять. Лучше это сделать побыстрее, пока ещё не вступил в действие закон, по которому их вновь можно будет избирать. Пусть свеженазначенные сначала поработают, а потом уже всем станет очевидно, что альтернативы им нет.

Просили обще­ст­венного те­левидения? – Получайте! На­столько общественное, что мало никому не покажется. И главный представитель общества – президент России – сам единолично будет решать, кто будет этим телевидением руководить. И деньги на первых порах это телевидение получит от государства. Думаете, там ваша музыка будет играть? Ваши кумиры выступать в дискуссиях? – Да ладно! Есть ещё возможность поменять президента. Взяли и поменяли. Был один, а стал другой. Не то, чтобы совсем другой. Поменяли на предыдущего. Да и предыдущий, в общем, никуда не ушёл. Два встречных кортежа вот-вот проедут по Новому Арбату – один из Кремля в Белый дом, другой обратно. Простой обмен жилплощадью, как в брежневские времена. Тогда, если кто помнит, почти все квартиры были государственными, данными на время. Поэтому их нельзя было купить-продать, как сейчас, а только обменять. А самое главное бюро по обмену было рядом с проспектом Мира в Банном переулке, который весь был заклеен самодельными объявлениями с отрывными телефонами.

Полмосквы искало там варианты обмена. Правда, тогда варианта Кремль на Белый дом не предлагали. Единственный ход в шахматной партии, в котором передвигаются сразу две фигуры, называется рокировкой. Нет, извиняюсь, я неправ. Таких хода два – по одному для каждого из играющих. Два игрока в 12-летнем матче: Путин и Медведев. Всероссийский турнир за звание абсолютного чемпиона продолжается. Каспаров говорит, что это не шахматы, а поддавки? Да разве умеет он играть в настоящие шахматы! Помните окуджавскую «Песенку о старом, больном, усталом короле…»? Там про сладкие пряники, которых всегда не хватает на всех. А самых больших и сладких пряников вообще раз, два и обчёлся. Зачем же подпускать к ним кого-то чужого?

Можно просто продолжать играть с постоянным партнёром в ту самую детскую игру. Махнёмся не глядя? Значок на ластик. А потом силовые структуры на финансовые потоки. Не понравится – через некоторое время махнёмся обратно. Мне Кремль – тебе партию. И нефтяную трубу никому не уступать, ведь она – главный источник самых сладких пряников. «Кто остался на трубе?» – Мы! Труба, в хорошем смысле, это и есть «наше всё». Именно она, а не какой-то Пушкин со своим Онегиным, которым, по версии автора, тоже владело «беспокойство, охота к перемене мест». Говорил же Черномырдин: «У кого руки чешутся – чешите в другом месте». Хотите правильно меняться – учите арифметику. В ней от перемены мест слагаемых сумма не меняется. А про деление там такого не сказано. Государственный делёж – что должностей, что финансовых потоков – это уже высшая математика. Тут уже с частными от деления происходят удивительные превращения, когда многозначные числа незаметно для стороннего глаза перетекают в это самое частное. А сторонний глаз – это мы с вами.  Или по привычке махнём на всё не глядя?

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


- Нам нужно пересмотреть наши отношения! 
- С какого сезона?
Еще анекдотов