Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / «Мурзилки International» вещают прямо из сердца Лондона с олимпийского объекта

«Мурзилки International» вещают прямо из сердца Лондона с олимпийского объекта

Авторадийная олимпийская команда насчитывает человек двадцать Авторадийная олимпийская команда насчитывает человек двадцать
Автор: Оксана Жбанова

15:59 / 8 августа 2012

Обновлено:

06:06 / 19 февраля 2013

Статья ««Мурзилки» качнули Гайд-парк» из номера «Квадратъ»

№11 от 6 августа 2012

Бывает же такое – за тридевять земель, в британской столице, нос к носу столкнуться с московскими друзьями.

 

Бывает же такое – за тридевять земель, в британской столице, нос к носу столкнуться с московскими друзьями. Зашла поглазеть в магазинчик, вдруг вижу через стекло вит­рины: в футболках «Авторадио» в сопровождении видеооператора шествуют Брагин, Гордеева и Захар – знаменитое трио  «Мурзилки International». Привет, родные!

Слетаем за квасом?

Про то, что «Авторадио» вещает теперь прямо из сердца Лондона, с олимпийского объекта Russia Park, я, конечно же, знала. К тому же  имела задание проникнуть в «русский дом» не с парадного входа, а, так сказать, через кухню. И вот она, удача – улыбается мне в лице «Мурзилок».

После объятий, поцелуев и вопросов «а ты что тут делаешь?», выясняю, что вышли «Мурзилки» в город не просто так, а по делу.

Захар, измученный небывалой здесь жарой, заявил после эфира, что спастись сейчас можно только квасом, но его в этом треклятом Лондоне, разумеется, днём с огнём не сыщешь. На что Брагин возразил, что уж что-что, а русский квас здесь точно найдётся – по крайней мере, в каком-нибудь ресторанчике с русской кухней. И вот уже битый час они бродят по улицам в поисках заведения, где бы подавали этот простой пенный русский напиток.

– Дорогие мои! – радуюсь я возможности проявить эрудицию. – В Европе наш квас не прокатывает по санитарным нормам, да и непривычен он для ихнего вкуса. Я в Москве попробовала было угостить квасом гостей из Швейцарии – видели бы вы их лица! Так что не ищите, бесполезно.

– Ага! – торжествовал Захар. – А я что говорил?! Что русскому хорошо, англичанину смерть! Возвращаемся обратно, придётся удовлетвориться «колой».

Roll over, британцы!

– Смотри, смотри: Медведев едет! – вдруг замахал рукой Брагин в направлении начала улицы. И действительно, глазам открылась до боли знакомая картина. Сопровождаемый кортежем машин и полиции, к нам приближался чёрный лимузин премьер-министра России. Если бы дело происходило где-нибудь на Кутузовском проспекте в Москве, это вообще не стоило бы внимания, но тут, в Лондоне, произвело настоящий фурор.

– Снимай скорей! – скомандовал Захар оператору и принялся на ходу импровизировать перед камерой, выдавая горячий репортаж об историческом моменте.

Надо сказать, что отличия от мос­ковского аналога были существенные. Всего-то машин в кортеже было штук пять, и ехали они раза в четыре медленнее, чем по Кутузовскому, причём другим водителям движение не перекрывали, а как бы отсекали их силами трёх лавирующих спереди и сзади полицейских мотоциклистов.

Вдруг откуда-то слева на проезжую часть вынырнул какой-то незадачливый англичанин на лёгком скутере и попытался вписаться прямо в вип-процессию. Ближайший мотоциклист мгновенно отреагировал, прижав его к тротуару, и даже, как мне показалось, матюгнул нарушителя на чистом английском языке. Неприкосновенность высокого гостя была обеспечена. Браво, Скотланд-Ярд!

Трое в эфире, не считая собаки

На другой день, как и было обещано, меня допустили в святая святых – эфирную студию «Авторадио», оборудованную прямо на территории Russia Park. До эфира оставалось около получаса, и я с кайфом погрузилась в радийное закулисье, во все глаза и уши впитывая информацию.

Авторадийная олимпийская команда насчитывает человек двадцать. Помимо ведущих, для освещения Игр сюда были десантированы корреспонденты, технари, операторы и несколько специалистов, что называется, на все руки, способных, по моим наблюдениям, достать хоть луну с неба, если таковая понадобится для эфира.  

Олимпийские вояжи для «Авторадио» стали уже делом привычным. Начало положил ещё Ванкувер-2010, где было налажено прямое вещание не только на Россию, но и для Канады – на волнах местной радиостанции, уступившей на всё время зимней Олимпиады свой эфир русским. Как говорят, рейтинги этой станции во время «оккупации» значительно выросли.

Отдавая дань английскому юмору, авторадийцы назвали нынешний свой олимпийский проект «Трое в Лондоне, не считая собаки». А талисманом эфира стала уроженка Лондона, длинношерстная такса по кличке Монморенси.

Собаку при мне начинают готовить к очередному сидению в студии: облачают в специально подогнанную брендированную футболку и надевают наушники.
– Моя ты красавица! – сюсюкаю я, протягивая руку, чтобы погладить животное.
– Гав! – радостно отвечает такса и тяпает меня за палец.
– Этого не может быть! Она же вообще не кусается и почти никогда не лает! – глаза Брагина округлились до размеров олимпийского рубля. – Как тебе удалось разозлить нашу Монмаруську?
Делая вид, что всё идёт по сценарию, я прячу укушенный палец и покидаю студию. Скоро эфир.

Бесконечные «Танцы на воде»

Снаружи студия напоминает большой аквариум. Через стекло зеваки вроде меня могут свободно наблюдать за всем происходящим, и, надо сказать, желающих посмотреть на живой эфир «Авторадио» собирается целая толпа.

К «Мурзилкам» постоянно приходит кто-нибудь из российских олимпийцев, а ещё гвоздём ежедневной программы являются комические куп­леты, которые Брагин, Гордеева и Захар исполняют на мотив популярных песен. Причём тексты пишутся на злобу дня и подаются с пылу с жару. Сегодняшний информационный повод – заявление капитана наших пловцов Евгения Коротышкина о том, что вода в олимпийском бассейне слишком холодная, надо бы подогреть.

Пародия сочинилась на тему хита Вадима Усланова «Танцы на воде». Начинается репетиция. Брагин, как всегда, запевает куплет, потом вступает Гордеева, и вот уже Захар выводит припев:

– Холодно в воде – йе-йе-йе! И как нам плыть в этом холоде?!

Музыка продолжается, но что это? Брагин не успевает вступить со вторым куплетом. Стоп – с начала! Все собрались, запевала Брагин взмахнул рукой, и…  дойдя до второго куплета, ситуация в точности повторяется. Публика за стеклом довольно переглядывается, все уверены, что «Мурзилки», спевшие на своём веку, наверное, больше тысячи пародий, делают всё это специально.

Когда на том же самом месте поющие ведущие споткнулись в четвёртый раз, Брагин в сердцах даёт команду режиссеру вырубить звук, прерывает репетицию и погружается в изучение партитуры. «Танцы» оказались не такими простыми, как можно подумать. Наконец, поменяв кое-где распределение вокальных партий, трио вновь пытается спеть про холодную воду, и зрители наконец-то слышат все комические куплеты целиком. С пятой  попытки вес взят!

Копчёный Чехов и Пушкин под майонезом

Дождавшись конца эфира, предлагаю Гордеевой вместе отобедать. Естес­твенно, не без умысла: надо же попробовать, чем кормят в «русском доме».

– Пойдём, покажу тебе кое-что интересное, – таинственно сообщает она. – Как ты думаешь, кто здесь дороже: Пушкин или Толстой?

– В смысле книжек? – не поняла я вопрос.

Гордееву хлебом не корми – дай только устроить какой-нибудь сюрприз. Молча ведёт она меня к пищеблоку и тычет пальцем в большой стенд, где, как я уже догадалась, начертаны названия фирменных блюд здешнего меню. Читаю:

The Chekov – Smoked Fish –  £5. The Pushkin – Chicken Shashlik – £8. The Tolstoy – Beef Stroganov – £12.

– Ну как, – хитро спрашивает Татьяна, – хочешь отведать Толстого за 12 фунтов? Или предпочтёшь копчёного Чехова, за пять?

Действительно забавно. Но чем лучше, к примеру, наш «наполеон» – француза тоже, наверное, покоробило бы это название пирожного. А креативную идею приобщения к классике через желудок можно подкинуть нашему Мин­образу. Представляете в школьной столовой блинчики «Братья Карамазовы» и отбивную котлету «Анна Каренина»!
Но сам обед по-английски меня  не впечатлил – всё какое-то пресное и варёное, как в диетической столовой.

– Наши олимпийцы тоже говорят, что кормят невкусно, – пожимает плечами Гордеева. – В Пекине было намного лучше.

– Может, здесь считают, что спорт­смен, как художник, должен быть голодным? – пробую я пошутить и тут же понимаю, что сморозила глупость.

До встречи на Луне?

Пообедав, успеваю поймать уже спешащего куда-то Брагина и задаю ему вполне серьёзный вопрос:

–  В Лондоне запускать эфир «Авторадио» было легче, чем в Ванкувере?

– Я бы не сказал, –  пересмешник Брагин изображает на лице глубокомыслие. –  Конечно, в Ванкувере всё было впервые, приходилось решать массу технических проблем, во многом идти на риск. Но, как говорится, меньше знаешь – меньше боишься. Здесь же, в Лондоне, мы прекрасно понимаем всю меру ответственности – что надо во всём отработать безукоризненно. Ведь слушатели привыкли, что у нас всё получается как по волшебству. А волшебником работать – ой, как непросто…

– Сегодня практически не существует технических ограничений, и вещать на любую территорию можно откуда угодно, хоть с Луны. Вопрос в том, что и как вещать, чтобы тебя хотели слушать. Вот и приходится иногда немного напрягаться, – завершает тираду Брагин, возвращая на лицо свою обычную лукавую улыбку. – Ладно, пока, я полетел! Увидимся…

«В Москве или на Луне?» – хотела бросить я вдогонку, но удержалась. Сколько можно шутить – и так репортаж из олимпийского Лондона у меня вышел каким-то очень несерьёзным.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Мало кто знает, что «Почта России» является автором таких изобретений, как сыр с плесенью, уксус и изюм.

Еще анекдотов