Подать объявление
topkvadrat.ru / Панорама / Сергей Корзун: «Фанаты и фанатики»

Сергей Корзун: «Фанаты и фанатики»

Автор: Сергей Корзун

23:31 / 6 августа 2012

Обновлено:

22:45 / 23 июля 2013

Статья «Фанаты и фанатики» из номера «Квадратъ»

№11 от 6 августа 2012

Русский язык парадоксален и непредсказуем. Лоб – лобик, кот – котик, фант – фантик. Но стоит добавить всего одну букву – и картина меняется в корне. Пришедшее из французского слово «фанатик» для нашего уха звучит гораздо нежнее, чем «фанат», однако оно не имеет никакого отношения ни к уменьшительной, ни, тем более, к ласкательной форме.

«Фанатик – это герой, который ради торжества своих предрассудков готов пожертвовать вашей жизнью». Альбер Бри

Хорошо быть спортивным фанатом. Сидеть у ящика, смот­реть всё подряд и переживать за тех, кто борется, плавает, бегает и мечет, чтобы стать лучшим в мире. Можно с хрустом размять затёкшие в кресле конечности и открыть новую банку пива, пока великие спортсмены ломают мениски и рвут связки, оплачивая хроническими болячками любовь миллионов и заработанные миллионы. Кто что, а я с особым удовольствием смотрю женский пляжный волейбол. Бог с ними, с медалями. Зато российские девушки лучше всех, и это вдохновляет во мне веру и надежду.

Хорошо быть фанатом, например, сыроедения или исключительно здорового образа жизни. У тебя нет сомнений в том, что всё, что ты делаешь, истина. И окружающим можно нервы потрепать своим занудством. Из благородных побуждений.

Ещё лучше быть фанатом действующей власти. Когда ты уверен, что власть действует. И может всё. Поэтому нет смысла понимать, что именно она делает, надо просто довериться ей и идти в нужном направлении под её призывные мантры, раскрыв рот и карман пошире. Что-нибудь туда да упадёт. Сомневаетесь? Да ладно! Главное – уверовать и не задавать вопросов. То есть стать не просто фанатом, а фанатиком.

«Фанатик – тот, кто не способен изменить своё решение и никогда не сменит тему». Уинстон Черчилль

Вам не жаль, что церковь у нас отделена от государства? А мне жаль. Немножко. Потому что было бы ещё проще жить и действовать. Держи православно-державную вертикаль и шагай себе, как на параде. Слушай простые слова и исполняй простые дела. Вот дело «Pussy Riot» замечательно вовремя всплыло!

Власть посылает лишь самые простые сигналы: «Ату!», «Апорт!», «Сидеть!». Она понимает, что в более сложных люди начнут путаться и переспрашивать. А объяснять нельзя, иначе получится неловко, и новые вопросы будут задавать. Поэтому сказано просто: «РПЦ – свои».  

А сложные сигналы власть перепоручает другим, чтобы не отождествляться с ними. Свобода слова – страшная штука! Прочитав открытое письмо протоиерея Владимира Переслегина молодому писателю Сергею Шаргунову, который отчасти заступился за девушек из «Pussy Riot», можно прийти в ужас. Вот цитата: «Преступление против твоего Бога и Господа, совершенное ими, не наполняет твою душу негодованием и крайним омерзением к ним, в свете которого им любого наказания мало и в свете которого апеллировать к какому-то жалкому УК нелепо и дико».

И в самом деле, будь эти слова опубликованы не в Интернете, а в газете «Правда» лет 50 назад, можно было бы уже сухари сушить. Но для рационального сознания – это всего лишь диалог наставника с подопечным. Мало ли что тренер по единоборствам внушает своим ученикам в спортивном зале!

Его правила и требования действуют только там, внутри ринга. И это его личное дело со спортсменами. Если же законы боя применять на улице, получится совсем другое дело. Например, дело спортсмена-чемпиона Расула Мирзаева против родственников умершего Ивана Агафонова. В соответствии со статьёй уголовного кодекса. Совсем не жалкого.

«Фанатизм состоит в удвоении усилий, когда забыта цель». Джордж Сантаяна

Если бы Бога не было, его следовало бы выдумать, говорил Вольтер. Если бы не было этой, самой известной теперь уже, панк-группы, её следовало бы создать в каком-нибудь кремлёвском кабинете. Или даже в небесной канцелярии. Для того чтобы мы все смогли посмотреть на себя в зеркало. Даже не в простое, а в трёхстворчатое – трельяж, где ты виден не только анфас, но и в профиль и почти с затылка. Слева – потерпевшие, справа – обвиняемые, по центру – суд. Где мы, настоящие?


Спасибо судье Сыровой, прекратившей убийственную для самолюбия нации видеотрансляцию. Душу рвёт история об охраннике храма Белоглазове, который от «панк-молебна» впал в оцепенение и два месяца на работу не ходил. Но моральный ущерб возмещать не просит, а судьбу «кощунниц» отдаёт в руки правосудия. Патриарх прогневался вначале, а теперь молчит. Молчал и президент, которого подсудимые помянули не самым добрым словом. Полгода пресса шумела, открытые письма писали – молчал. А 2 августа в Лондоне высказался. Что, мол, не надо «так уж строго» судить. А «окончательное решение должен суд вынести».

«Есть хладнокровные фанатики – это судьи, приговаривающие к смерти тех, чьё единственное пре­ступ­ление – думать не так, как они сами». Вольтер

Слишком сложный сигнал у Путина получился. Хоть и не по-английски вроде сказано было. Замучаются теперь в Хамовническом суде интерпретировать. Как это перевести в простую и понятную команду? То ли выпустить сразу, то ли просто полгода срезать с максималки?

От 2 до 7 лет предусматривает статья, по которой судят панк-эпатажниц (они же «кощунницы»). Левадовский центр провёл исследование по России и выяснил, что 46% тех, кто знает об этом деле, считают это наказание адекватным. 35% видят в таком наказании перебор. И лишь 9% убеждены, что уголовное преследование за подобные акции вообще не нужно. А обвиняемые сидят уже почти полгода и выйдут теперь уже только по исполнении приговора. Который в любом случае не удовлетворит 5% россиян – примерно столько считают нужным ввести «за осквернение религиозных святынь» смертную казнь.

В зеркале «Pussy Riot» – наши страхи и наши гримасы. И мы в нём – то фанаты, то фанатики. Социолог Игорь Эйдман: «Pussy Riot – не провинившиеся, которые заслуживают снисхождения, а герои. Они показали пример поведения свободных людей, для которых не существуют клерикальные запреты». Певица Елена Ваенга: «7 лет много? Ничего, авось мозг на место встанет. Им на зоне покажут «пуси». Меня аж трясёт. Находятся же люди, которые ещё их оправдывают!». 

А вот в том же зеркале и не фанат, и не фанатик, а верующий и свободный от навязчивых идей Евгений Гришковец: «Я не хочу гнева из уст пастыря. Я не хочу потерять дорогу в храм, потому что храм сегодня вдруг становится судилищем. …Безнаказанным такое нельзя оставлять. Но не карайте, не мстите, не возрождайте инквизицию… Если этих дур и, возможно, блудниц осудят по максимальной строгости закона, мне будет ещё труднее жить в стране, которую я люблю».

«Для этой эпидемии нет иного лекарства, кроме духа философии, который, распространяясь среди близких, в конце концов смягчает людские нравы». Вольтер

А я, сидя у телека с трансляцией Олимпиады, хочу вслед за пат­риархом, президентом и охранником Белоглазовым обратиться в Хамовнический суд, прямо к судье Сыровой, ведущей дело «Pussy Riot».

Ваша честь! Поражение в олимпийском турнире по пляжному волейболу наших девушек, за которых я болел, ввергло меня в оцепенение, из которого я не могу выйти уже третьи сутки. От этого страдают мои близкие и все читатели «Квадрата». Компенсации морального ущерба не требую, в определении виновных и меры их наказания полагаюсь исключительно на ваше решение. Аминь!

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Журавли летят клином потому, что только у первого есть навигатор.

Еще анекдотов