Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Почему исчезают памятники культуры: легче снести, чем отреставрировать

Почему исчезают памятники культуры: легче снести, чем отреставрировать

Cнос восточной трибуны стадиона «Динамо». Автор фото: Владимир Песня Cнос восточной трибуны стадиона «Динамо». Автор фото: Владимир Песня
Автор: Ольга Бородина

15:03 / 18 февраля 2014

Обновлено:

12:27 / 19 февраля 2014

Общественное движение «Архнадзор» празднует пятилетие и подводит первые итоги своей деятельности. О сражениях с инвесторами и московскими властями за объекты культурного наследия рассказывает координатор движения, градозащитник Юрий Егоров.

«Квадратъ»: Юрий, много ли было в вашей практике случаев, когда ценный исторический объект, несмотря на усилия «Архнадзора», исчезал или лишался своего уникального облика?

Юрий Егоров: Неутешительным итогом прошлого года для «Архнадзора» стал дом Болконского, который сейчас подвергается варварской переделке. Самое печальное, что аналогичные ситуации случались и с другими объектами культурного наследия. Это усадьба Алексеевых на улице Бахрушина, подчистую снесённая ради нового строительства. Здание располагалось в охранной зоне, но его всё равно снесли. На его месте строится очередная высотка, разрушающая исторический ландшафт.

Добро на снос усадьбы дали ещё при Лужкове, но и Собянин поддержал это решение. Стадион «Динамо», «Детский мир», Круговое депо, усадьба Шаховских – снос этих исторических объектов мэр спокойно мог остановить, но не сделал этого по каким-то причинам.

В случае со стадионом «Динамо» вандалы воспользовались новой лазейкой – понятием «достопримечательное место», которое имеется в законе о наследии. Конкретное понятие «здание-памятник» было подменено «достопримечательным местом», на котором как бы нет ценных построек и разрешено новое строительство.

Вполне вероятно, уничтожать памятники будут и дальше. На время перемены власти была некая пауза, когда старые лужковские связи уже не работали, а собянинские ещё не оформились. Теперь всё «наладилось». Кроме того, Москва и Федерация теперь не оппоненты, а части одного целого. Поэтому некоторые инвесторы действуют в Москве «через голову» московских властей, получая согласования в Кремле.

«Квадратъ»: Что возводится на месте снесённых памятников?

Юрий Егоров: Возводится то, что продаётся, – элитное и коммерческое жильё. Хотя сам факт продажи для инвесторов не всегда важен – есть примеры, когда новостройки так и стоят пустыми. Похоже, если не все деньги, то большая их часть отмывается ещё в ходе строительства. Есть и прямая выгода – скажем, 17-этажный дом, построенный вместо снесённого пятиэтажного, даёт гораздо больше квартир. Кроме того, наследие нужно реставрировать, а это непросто и недёшево. Недавний позорный инцидент вокруг Шуховской башни снова это показал. Есть собственник – телерадиосеть. Есть памятник, который собственнику вообще не нужен, но требует денег на своё поддержание. Самый простой выход – снести памятник. Под это дело и экспертизы будут написаны, и, вероятно, пара-тройка «кусков» башни упадёт в самый нужный момент. Это всё давно известно. А причина – нежелание связываться со сложным объектом культурного наследия.

«Квадратъ»: То есть во многих случаях снос здания это желание и инициатива собственников?

Юрий Егоров: Да, именно так. Посмотрите повестки, протоколы «сносной» комиссии – районные управы или префектуры составляют меньшинство среди инициаторов сноса. Есть известный «лужковский» метод – манипуляции с предметом охраны зданий. Скажем, какая-то часть здания признаётся предметом охраны, а какая-то нет. То, что не включено в предмет охраны, можно ломать. По такой схеме снесён «Детский мир» – в предмет охраны вошёл только внешний контур стен и функция – детский магазин. Конечно, собственники не могут до такого додуматься, здесь нужно очень тщательное изучение законодательства. Вероятно, им помогают. Ещё один вариант – снятие здания с охраны с аргументацией, что «всё ценное здесь утрачено».

«Квадратъ»: Получается, сейчас инвесторы получили ещё больше рычагов, позволяющих безнаказанно снести любой памятник?

Юрий Егоров: Нет, я бы не сказал, что этих «рычагов» стало больше. Все махинации в принципе известны. Но усугубляет ситуацию то, что каждый процесс над тем или иным историческим зданием проходит в режиме некой секретности. Такие важные решения, как постановка здания на охрану или отказ в охране, принимаются за закрытыми дверями. А обещания публиковать историко-культурные экспертизы, в большинстве своём, так и остаются словами. В ходе окончательного согласования постановки зданий на охрану или, напротив, их сноса, выносят вердикт в основном чиновники: люди из префектур, департаментов правительства Москвы, МЧС, Мосводоканала и тому подобных организаций.

Если бы, например, экспертиза по Круговому депо была опубликована, вероятно, сейчас здание стояло бы целым. Но её текст, который многие чиновники обещали опубликовать наравне с другими, нам пришлось «выбивать» с помощью депутатских запросов. Время ушло – успел заработать экскаватор.

Такая область наследия, как объекты, ожидающие решения о присвоении им статуса памятника или отказе в нём, пока никем не охраняется. В результате может получиться так, что то или иное здание, имеющее несомненную историческую ценность, попадёт под удар, потому что оно ПОКА не охраняется и ПОКА не защищено, хотя в законах есть формулировка о необходимости охраны и этих зданий – как минимум до проведения экспертизы их ценности. 

«Квадратъ»: Что «Архнадзор» конкретно может сделать? Писать в различные инстанции, проводить митинги?

Юрий Егоров: В нашей деятельности очень важен такой момент, как гласность. Ею можно давить на инвестора-вандала. Например, публиковать все решения, принятые с многочисленными нарушениями закона и с явной выгодой для застройщика. Оглашать имена людей, которые выдают экспертные заключения, противоречащие законам, но выгодные инвесторам. Это удар по их репутации. Митинги, пикеты тоже нужны и важны, но сейчас значительно усложнён процесс их согласования с властями.

Уже есть случаи отношения к градозащитному протесту как к политическому, хотя это принципиально разные вещи. Буквально вчера пришёл тревожный сигнал из Питера – там осуждён с реальным сроком заключения градозащитник Денис Левкин, выступавший против сноса зданий у Варшавского вокзала.

Конечно, мне трудно судить о происходившем год назад на стройплощадке, но публикации в СМИ говорят о том, что этот человек не призывал к свержению властей, экстремизму или чему-то подобному. Градозащита вообще аполитична. Тем не менее, Левкину дали реальный срок по тем же статьям, что и политическим заключённым с Болотной. Всё это очень тревожно. Теперь есть прецедент, который может повториться в любом другом месте. Такая неразборчивость власти опасна для неё самой – она может вызвать политический протест там, где его быть не должно.

Подобный прецедент был и в Москве – трёх активистов, забравшихся летом 2013 года на купол дома Болконского, чтобы предотвратить его незаконный снос, арестовали и почти весь следующий день продержали в отделении полиции, предъявив им абсурдное обвинение в невыполнении требований полицейских и готовя дело к передаче в суд. Только вмешательство депутатов смогло переломить ситуацию.

«Квадратъ»: Но ведь сохранение историко-градостроительной среды – это не всё, чем вы занимаетесь?

Юрий Егоров: Да, общественное движение «Архнадзор» – это не только проект на злобу дня, это в первую очередь продолжение традиций градозащитного движения. Мы мечтаем о том дне, когда не надо будет по сигналу тревоги спасать здание от сноса, а можно будет спокойно заниматься тем, что приносит радость. Проводить экскурсии, читать лекции, ходить в экспедиции, писать книги, сидеть в архивах.

Протест – не наша цель. Мы всегда стараемся решить вопрос мирным путём – переговорами, участием в проектировании. Если это получается, и нас слышат, – прекрасно. Если нет – начинается активная деятельность, которую один из недобросовестных застройщиков метко назвал «кошмарить бизнес». Но мы стараемся сделать всё, чтобы до этого не доходило.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии (1)

Alter Ego
25 февраля в 10:23
Ссылка
"Буквально вчера пришёл тревожный сигнал из Питера – там осуждён с реальным сроком заключения градозащитник Денис Левкин, выступавший против сноса зданий у Варшавского вокзала." Это вы погорячились. Левкина не позиционируют, как градозащитника. Фотограф же. С сомнительным радикальным прошлым.
Ответить

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


- Дайте жалобную книгу!
- «Муму» подойдёт?
Еще анекдотов