Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Фельетон о непримиримых соседях

Фельетон о непримиримых соседях

Автор: Андрей Макаров

05:52 / 15 апреля 2012

Обновлено:

22:31 / 23 июля 2013

Статья «Приличные люди» из номера «Квадратъ»

№3 от 2 апреля 2012

Напечатать Послать по e-mail Комментировать

В нашем товариществе собственников жилья, или, говоря по-простому, ТСЖ, неприятная история приключилась. Жилец первого этажа Коля Сыроегов ударил старуху Чижму с третьего. «Ногой, – как было написано в протоколе, – в область ниже спины». Его за это даже хотели из товарищества исключить.

Вообще-то Чижма, хоть и заслуженный работник культуры, личность вздорная и всех своими кляузами достала, но бить старух даже президенту не позволено.Оскорблённая Чижма немедленно позвонила в полицию, известив, что её убивают, и села писать заявления в суд, прокуратуру и уполномоченному по правам человека. Она проинструктировалась у бесплатного ветеранского адвоката, помчалась в травмпункт, где сняла побои, провела вечер в поликлинике, записав в карточку перенесённые нравственные страдания, повысившееся давление и обострившийся ишиас.

– Зачем пожилую женщину избили? – не скрывая презрения к отщепенцу, неделю спустя поинтересовалась тётка в судейской мантии.

– А чего та голубей приваживает? Корм сверху сыпет. Они мне весь карниз уделали.

– Так вам соседка гадит или голуби? – уточнила судья.

– Выпивши был, – поду­мав, добавил Сыроегов. – Я её раз попросил: мамаша, что ж ты объедки под окно кидаешь? А она всё «гули-гули». Соседка, говорю, прекращай. Ну, дальше уже: старая ты карга…

Тут его слóва лишили и дальше клеймили позором представители общественности – пенсионеры-активисты, один из которых язвительно заметил, что в доме господа-жильцы квартиры за немалые деньги купили, а первый этаж муниципалитет заселил всякими жильцами-товарищами, которым на скамье подсудимых самое место. Другой вспомнил, что Сыроегов у окна курит и за десять рублей всем код от замка на двери подъезда говорит. Не сдаёт деньги на цветы и на энергосберегающие лампочки. И вообще, в доме, где живут бизнесмены, диктор, рассказывающий по одному из каналов о культуре, и даже чиновники областной администрации, такие как Сыроегов – бельмо, пятно и позор.

Коля всё это мрачно выслушал, на последнем слове каяться не стал. Сказал, что бесплатного адвоката у него нет, а кореш, который два раза срок мотал, зуб дал, что ничего серьёзного за поджопник не будет.

– Десять суток административного ареста! – подскочила судья, и Сыроегова увели.

В пятницу его посадили, перед выходными. А в субботу в лифте кнопки сожгли, и теперь он выше восьмого этажа не ездит. В воскресенье с площадки между пятым и шестым унесли общественный гибискус в горшке и взамен выставили кривой кактус в ведёрке из-под майонеза. В понедельник на трёх площадках выкрутили энергосберегающие лампы, ввернув обычные, которые ничего не сберегают, а стоят гораздо дешевле. Во вторник кто-то выкинул мусор в окно. В пакете оказались газета «Ведомости», пустая бутылка из-под виски и приглашение на приём в Кремль. В среду на стене лестничной клетки написали маркером неприличные слова. В четверг… Много чего накопилось к пятнице, когда проводится собрание товарищества.

Первым делом разбирали дело кандидата юридических наук с четырнадцатого этажа, который за квартиру платит лишь два раз в год. За январь и июль. Он и не отказывался. Вышел с кожаным портфелем, жилищный кодекс достал и зачитал, что выселить можно того, кто не платит за квартиру более полугода. А он раз в полгода платит, потому никаких мер к нему применить нельзя. И отсудить ничего нельзя. Официальной зарплаты у него нет, имущество на жене записано, на мерседесе ездит по доверенности. Сразу видно – человек не зря учился.

Потом обсуждали снос магазинчика, занимающего часть двора. Его поставили когда-то с разрешения председателя товарищества. Но председателя того давно выгнали, поскольку проворовался. Заключать же договор со всем составом правления хозяин магазина не хочет, заявляя, что столько народу ему не прокормить. Долго разбирались с документами на аренду, удивляясь, как мог провороваться председатель, если он настоящий полковник, хоть и в отставке.

Далее изучали тридцать четвёртое за год заявление заслуженного работника культуры старухи Чижмы по поводу игры на пианино в квартире сверху, тридцать пятое по поводу того, что машины ставят выхлопной трубой к её окнам и тридцать шестое о том, что дети громко кричали в песочнице.

Собрание затянулось, поэтому вопрос об исключении жильца Сыроегова из товарищества перенесли на следующую пятницу. А что касается кражи цветка, выброшенного из окна мусора, сожжённой панели в лифте и надписей на стенах, то эти вопросы не рассматривали. Во-первых, поздно уже, во-вторых, Сыроегов сидит, а больше такого сделать некому, поскольку все остальные жители дома – приличные люди.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


– Ты слышал, Петров, оказывается, амбидекстр.
– Кто-кто?
– Петров!

Еще анекдотов