Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Почему защитой 300-летнего дома от сноса озабочены только окрестные жители

Почему защитой 300-летнего дома от сноса озабочены только окрестные жители

Автор: Михаил Найдён

18:09 / 17 сентября 2012

Обновлено:

08:55 / 14 февраля 2013

Статья «Памятник культуры вседворового значения» из номера «Квадратъ»

№14 от 17 сентября 2012

Уникальный московский двор жильцы соседних домов смогли защитить от  уничтожения, но он вновь оказался под угрозой. Хотя ещё недавно история этого противостояния активистов и властей считалась одним из немногих примеров успешной борьбы против сноса исторических зданий и «точечной застройки» в центре Москвы.

В круге третьем

Во дворе дома № 17 на Тверском бульваре часто проводят экскурсии для гостей столицы. Здесь до сих пор сохранились все постройки внутреннего двора городской усадьбы XVIII–XIX вв. Главный дом усадьбы – небольшой, вросший в землю особнячок – скрылся в окружении многоэтажных соседей, его не видно ни с Тверского бульвара, ни с параллельно идущей Большой Бронной. В разное время усадьбой владели дворянские семьи: князей Волконских, Плохово, Осташевских…

И главный дом, и весь комплекс давно бы пошли под снос, если бы не инициативная группа жителей из трёх соседних домов. Активисты бьются за сохранение зданий и уникального двора чуть ли не с конца 90-х годов. За это время на «точечную застройку» в этом месте претендовали как минимум два инвестора, но их атаки удалось отбить. С весны 2012 года на дом покушаются уже в третий раз.

– Специалисты Мосгаза приехали во двор нашего дома 2 сентября. Им был дан приказ отключить от газоснабжения дом 17, строение 4. В апреле этого года он признан аварийным. Это тот самый дом, который мы требуем признать памятником архитектуры уже пять лет, – рассказывает житель соседнего дома Валерий Зверев.

Буквально несколько дней назад жители узнали: летом у здания сменился один из собственников (второй собственник – сам город). Кто стал новым совладельцем главного дома усадьбы, выяснить пока не удалось.

«Времянка» не поможет

Ещё в июле 2007 года инициативная группа передала в Комитет по культурному наследию города Москвы (ныне – департамент культурного наследия) все необходимые документы, в том числе паспорт на памятник истории и культуры. На то, чтобы подготовить эти бумаги, ушло огромное количество времени и сил. И денег.

Как вспоминает участница инициативной группы Галина Хмельницкая, расходы активистов перевалили за 100 тысяч рублей. Комиссия Москомнаследия придала историческому зданию временный статус «вновь выявленного объекта культурного наследия», и на этом ситуация зависла. Постоянного охранного статуса у дома до сих пор нет, несмотря на все обращения жителей.

В пресс-службе департамента культурного наследия корреспонденту «Квадрата» в очередной раз подробно разъяснили: если все документы в порядке, Мосгорнаследие, как правило, старается в самые кратчайшие сроки принимать решения по конкретному объекту и передавать их на рассмотрение в правительство Москвы (в особых случаях – в правительство РФ) для подготовки соот­ветствующих нор­мативных актов.

Однако на упомянутый дом 17/4 правило почему-то не распространяется. Возможно, потому, что отменить временный охранный статус легче, чем постоянный.

Когда в начале июня этого года неизвестные стали сбивать лепнину в бывших квартирах дома 17/4 прямо на глазах у местных жителей, инициативная группа направила на имя главы Мосгорнаследия Александра Кибовского очередную жалобу с просьбой немедленно принять меры.

Ответ пришёл только через два месяца: «Мосгорнаследие направило обращения в управу Пресненского района города Москвы с просьбой предоставить информацию по вопросу о планируемых мероприятиях по выводу объекта из аварийного состояния и в департамент капитального ремонта города Москвы с просьбой о рассмотрении вопроса о включении объекта в план мероприятий государственной программы «Жилище» на 2012–2016 гг.».

Дому 17/4 в очередной раз угрожает снос, в этом ни Валерий Зверев, ни Галина Хмельницкая не сомневаются. Им остаётся только «бомбить» все государственные органы письмами, выяснять окольными путями любую информацию о судьбе дома и ждать…

Оно вам надо?

В центре Москвы уже создано несколько инициативных групп жителей, которые пытаются добиться признания собственного или соседнего дома объектом культурного наследия. Это движение в последний год стало набирать обороты, говорит заместитель председателя Московского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Михаил Малинин. По его словам, других инструментов у жителей, несогласных с незаконным сносом, уже просто не осталось. Как пояснил Малинин, сейчас отделение ВООПИиК плотно сотрудничает с инициативными группами жителей двух домов в центре Москвы. Один из этих домов, по мнению жильцов, уже почти на 100% определён под снос, хотя официальных документов ещё нет.

– Многие инициатив­ные группы мы регулярно консультируем по телефону, – добавил зампред МГО ВООПИиК. Однако конкретные адреса называть не стал, сославшись на нежелательность огласки в данный момент.

По мнению эксперта, несмотря на все сложности, конфликты и скандалы, Мосгорнаследие работает весьма неплохо – во всяком случае, по сравнению с другими российскими ведомствами. И если жители смогут подготовить все необходимые документы, чиновники пойдут им навстречу. Ведь даже если дом признан всего лишь «временным памятником», это реально помогает защитить его от сноса, говорит Малинин. Но всегда ли, вот в чём вопрос…

История с усадьбой на Тверском бульваре, 17 уже практически доказывает обратное. При этом очевидна цена, которые жители вынуждены платить за временную защиту: по каждому поводу отправлять пачки обращений во все инстанции, самостоятельно искать деньги на проведение экспертиз и даже подготовку паспорта объекта культурного наследия. Основная статья расходов – оплата проведения государственной историко-культурной экспертизы объекта. Как пояснила «Квадрату» Елена Курочкина, исполнительный директор НП «Историко-культурный экспертный совет», стоимость экспертизы одного жилого дома может достигать миллиона рублей.

Проведение научно-изыскательских работ порой затягивается на четыре-пять месяцев, при этом эксперту приходится не только корпеть над изу­чением документов, но ещё и заказывать весьма недешёвое копирование архивных материалов. Правда, если хоть какие-то достоверные исследования по истории дома есть в открытых источниках, стоимость экспертизы может снизиться в несколько раз.

Как правило, затраты на такие научно-экспертные работы составляют 200–300 тысяч рублей, поясняет Михаил Малинин. Теоретически, по обращению жителей, подобную экспертизу может заказать само Мосгорнаследие за счёт средств городского бюджета. Но Москва выделяет, дай бог, десятую часть от реально необходимых средств. И в первую очередь бюджетные деньги идут на экспертизу объектов с «постоянным» охранным статусом.

Без положительного заключения экспертизы, подписанного аттестованным Минкультуры экспертом, здание может получить только «временный» охранный статус – обычно сроком на один год. И то на усмотрение комиссии Мосгорнаследия. Однако, как говорит координатор движения «Архнадзор» Наталья Черняева, Мосгорнаследие прислушивается к многочисленным обращениям и рекомендациям активистов лишь в единичных случаях.

По оценкам Михаила Малинина, каждый десятый дом исторического центра Москвы – из тех, которые пока не «охраняются государством», – достоин охранного статуса. Особенно если это здание дореволюционной постройки, или проект его принадлежит известному архитектору. Дом 17 по Тверскому бульвару достоин быть памятником без каких-либо оговорок. Так неужели снос его неминуем, и все усилия активистов были напрасны?

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Почему до сих пор не найдена во Вселенной разумная жизнь? Потому и не найдена, что разумная!
Еще анекдотов