Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Москва выбрасывает свой мусор всё дальше в область

Москва выбрасывает свой мусор всё дальше в область

Человечество быстро «научилось» наносить непоправимый ущерб окружающей среде Человечество быстро «научилось» наносить непоправимый ущерб окружающей среде
Автор: Алексей Щеглов

19:53 / 7 сентября 2012

Обновлено:

12:11 / 14 февраля 2013

Статья «Отходы и отбросы: отходим и отбрасываем...» из номера «Квадратъ»

№13 от 3 сентября 2012

Потенциально отходы жизнедеятельности москвичей – это копи царя Соломона. Но эксплуатировать эти сокровища с пользой для экономики и экологии в столице только учатся.

Застряли в прошлом

О проблеме ликвидации отходов жизнедеятельности промышленности и населения знают во всех крупных мегаполисах. По тому, как решается эта проблема, можно судить о цивилизованности, уровне экономического и социального развития данного города или страны. Москва плетётся далеко в арьергарде – в методах утилизации мусора мы отстаём от развитых столиц примерно на три десятилетия.

Человечество быстро «научилось» наносить непоправимый ущерб окружающей среде. Переделка ландшафтов с сопутствующим этому процессу загрязнением началась ещё во времена первых земледельческих цивилизаций неолита.

Античные греки уничтожали вековые дубравы, вместо которых насадили оливковые рощи. А древние римляне превратили Средиземное море в сточную канаву. Во времена Римской империи Вечный город славился не только своими акведуками, но и своими клоаками. С той поры проблема утилизации мусора тоже перешла в разряд вечных. По сути, все европейские города выросли на месте свалок.

Бездумное накопление гор мусора в промышленных государствах продолжалось практически до конца индустриальной эры. В середине 70-х годов прошлого века обострение экологических проблем породило мощное «зелёное движение». Активисты поспособствовали тому, что Рейн, например, из сточной канавы Европы опять превратился в реку с чистой водой, а экологическое мышление стало частью менталитета немцев, которые процесс сортировки мусора возвели в ранг национального вида спорта. Но вот достучаться до нашей страны и её жителей «зелёным» удаётся с трудом.

Мусорные Альпы

Ежегодно в Москве, с учётом загрязнённых грунтов и осадков очистных сооружений, образуется свыше 18 млн тонн отходов производства и потребления. Из этого объёма 3,5 млн тонн приходится на твёрдые бытовые отходы (ТБО), а ещё около 6 млн выдаёт промышленность. При этом переработке подвергается лишь 15% ТБО и около 65% промышленных отходов.

По существующим правилам, московский мусор полагается свозить с глаз долой подальше от столицы. Поэтому между Москвой и областью круглосуточно курсируют десятки мусоровозов. В настоящее время в Подмосковье зарегистрировано свыше 210 крупных полигонов и свалок, значительная часть которых эксплуатируется уже более 10 лет. Только два полигона были построены по специально разработанным проектам. Имеется ещё более 1500 несанкционированных свалок, подлежащих ликвидации.

Поскольку специализированных свалок практически нет, промышленные отходы III–IV классов опасности обычно размещают на полигонах ТБО, а неутилизированные отходы I–II классов опасности накапливаются на территориях предприятий или размещаются несанкционированно.

Настоящий санитарный полигон для твёрдых бытовых отходов (ТБО) должен быть устроен так: большая яма или естественная впадина с гидроизоляцией. Поверх гидроизоляционного слоя прокладывается система дренажных труб, которые будут отводить фильтрат – воду, попадающую в толщу мусора из дождя и снега или возникающую при разложении органики.

По периметру полигон должен быть огорожен водоотводной канавой, чтобы ядовитый фильтрат не растекался по окрестностям. Мусор, предварительно уплотнённый специальными машинами, укладывается не ровным слоем по всей территории, а по отдельным площадкам-картам. После заполнения каждый карт оборудуется ещё одной системой труб для откачки «свалочного газа» (смесь метана и углекислого газа) и покрывается слоем грунта, и лучше, чтобы этот слой был гидроизолирующим. Когда весь полигон заполнен, по истечении определённого срока наступает черёд рекультивации.

Полигонов, полностью соответствующих этим стандартам, в России единицы. И хотя требования к содержанию и обустройству свалок неоднократно ужесточали, контролировалось выполнение этих требований из рук вон плохо. И даже на самых передовых полигонах мусор уплотняют обычными бульдозерами прямо на площадке, а водоупорные перекрытия зачастую существуют только на бумаге. Площадь мусорных полигонов часто превышает 50–60 га, свой ресурс они вырабатывают через три-четыре года.

Экологическая обстановка на многих подмосковных полигонах и вокруг них оценивается как крайне неудовлетворительная, поэтому деятельность некоторых свалок неоднократно приостанавливалась, но затем возобновлялась – из-за отсутствия альтернатив. Нехватка свободных земель привела к тому, что дальние московские свалки и полигоны уже раскинулись на границах области: в Талдоме, Гавриловом Яме и под Серпуховом. А два полигона разместили аж в соседних областях: Суздальский и Сатис под Саровом.

На подмосковные свалки вывозится далеко не всё. Московские пустыри захламлены, и виноваты в этом, как правило, сами жители. Например, берега Котловки, протекающей в овраге в окрестностях Севастопольского проспекта, очищают от бытового мусора каждый год, но к следующей весне они захламляются снова.

Гори-гори ясно...

Известно, что полигоны и свалки ухудшают здоровье населения окружающих кварталов. Даже если полигон находится на расстоянии нескольких десятков километров от вашего дома, вы можете пострадать. Такая ситуация сложилась в августе 2010 года, когда загорелась мусорная свалка «Сабурово» в Щёлковском районе. Из горящих гор мусора бежали полчища тараканов, а жители Щёлковского района задыхались от жуткого запаха.

Едкий дым и смог добрался до восточных районов Москвы и даже ненадолго окутал центр города. Как заявили потушившие очаг возгорания пожарные, инцидент не был опасен для населения. Однако, по словам руководителя токсической программы «Гринпис России» Алексея Киселёва, неоднократными исследованиями доказано, что горящая свалка лидирует среди прочих пожаров по количеству выбросов канцерогенных и мутагенных веществ.

Ведь на свалку везут всё, включая источники диоксинов, бромированных, хлорированных, галоидированных соединений и сотен других канцерогенов. Пожар на свалке многократно усиливает «дозы» канцерогенных выбросов, воздействие которых может сказаться на людях через три-пять лет – ростом онкологических, нервных и бронхолёгочных заболеваний.

К счастью, крупные пожары на полигонах случаются редко. Однако тлеют и чадят свалки круглогодично. Это можно сравнить с горением торфяников, и о полной ликвидации очагов возгорания можно говорить лишь тогда, когда повышается влажность воздуха.

На свалке

Свалки серьёзно вредят здоровью и в момент ликвидации. Например, в Митино долгое время находилась свалка оптико-механического завода, на которую сбрасывались формовочные смеси, шлаки чугунолитейного производства и бытовые отходы. В результате в воздухе близлежащих кварталов уровень ПДК по многим веществам был превышен в 1,5 раза. А когда свалку начали убирать, то после первой же партии увезённого грунта, смесь метана, двуокиси углерода, водорода, азота и тяжёлых углеводородных газов разнеслась по микрорайону. Резко ухудшилось самочувствие рабочих, выполнявших работы по вывозу свалки, и местных жителей.

На месте свалок построены Братеево, Марьино, многие новые кварталы Люблино, Печатников (сюда, кроме обычных отходов, сливались нефтепродукты завода АЗЛК) и многие другие районы. Жулебино и Выхино возникли на месте химических полигонов. Микрорайон «Волжский» и часть новостроек района «Даниловский» выросли на месте бывших промзон. В большинстве этих кварталов до сих пор превышены показатели ПДК по опасным и вредным веществам, которые загрязняют почву. Лучший лекарь, или, если хотите, лучший ассенизатор, в данном случае – это время, в течение которого естественным путём происходит снижение токсичности остатков отходов до минимального уровня. Но процесс этот длительный, и на его счастливое завершение могут рассчитывать только будущие поколения москвичей.

Всё в топку!

Семь лет назад в столице был принят закон об обращении с отходами производства и потребления. Ни один из многочисленных актов и документов этого прогрессивного закона полностью не выполняется, а целевые программы так и не реализованы.

В начале 90-х власти города возлагали основные надежды на строительство мусоросжигательных заводов, рассчитывая утилизировать таким образом сначала треть объёма, а затем большую часть ТБО. К трём существующим на тот момент мусоросжигательным заводам сначала предполагалось добавить ещё десяток (по числу округов). Но в 2008 году власти решили построить только шесть новых МСЗ стоимостью 100 млн долларов каждый. Экономический кризис и взбунтовавшаяся общественность, возглавляемая экологами, перечеркнули эти планы.

Мусоросжигательные заводы вырабатывают диоксины – это основной довод протестующих.

– Эти вещества в 10 тысяч раз вреднее, чем цианистый калий. Диоксины провоцируют выработку новых порций яда в организме человека в течение всей жизни. К тому же, это вещество вызывает онкологические заболевания, – утверждает вице-президент общественно-экологической организации «Российский зелёный крест» Александр Чумаков.

Власти в ответ заявляют, что новые МСЗ выделяют меньше диоксинов, чем содержится в городских выбросах и воздухе. Например, на крупнейшем в Москве МСЗ № 4, который расположен в несколько километрах от МКАД в Руднево, мусор проходит целую цепочку «огненного» обезвреживания. Сначала, при поступлении на завод, отходы взвешиваются и проходят радиометрический контроль, затем выгружаются в приёмном отделении. Потом, по ленточному конвейеру, поступают на сортировку, где из общего потока рабочие вылавливают бумагу, картон, пластмассу, стекло, алюминий. Всё остальное отправляется в печь. За год на МСЗ сжигается 250 тысяч тонн бытового мусора, а оставшиеся отходы, которые в основном состоят из золы, обезвреживаются реагентами и отправляются на полигон.

В процессе сжигания мусора завод с помощью генератора вырабатывает тепло и электроэнергию. А так как 60% здания завода занимают мощные фильтры, то даже дым из труб не виден, а выбросы вредных веществ в два раза ниже ПДК.

Но общественность всё равно противится строительству МСЗ. Париж, который 20% тепловой энергии получает за счёт сжигания мусора, Москве не указ…

В 2010 году заместитель мэра Пётр Бирюков заявил, что правительство города отказалось от программы по строительству мусоросжигающих заводов в пользу мусороперерабатывающих, основанных на технологии плазменной газификации.

Первые два завода, стоимостью свыше 5 млрд рублей каждый, предполагалось построить в Люберецком и Домодедовском районах. Но дальше заявлений дело пока не пошло. Проблема в том, что заводы с использованием плазменной газификации или высокотемпературного пиролиза в мире можно пересчитать по пальцам. Эта технология на практике отработана плохо, и перспективы её более широкого применения пока не ясны.

Как считает член-корреспондент РАН Алексей Яблоков, возможно, плазменное сжигание – это перспективный метод. Самой большой экологической проблемой здесь по-прежнему остаётся образование диоксинов.

– Технология плазменного сжигания более чистая, но очень дорогая. Если эти заводы построят, вряд ли они будут экономически выгодны, но можно сказать с полной уверенностью, они всё-же будут экологически опасны, – прогнозирует учёный.

Даёшь биогаз!

Прогресс в мусоросжигательном деле всё-таки идйт, хотя не всегда должным образом освещается.

 Об одном таком технологическом прорыве в Москве удивительно мало говорили. В феврале 2009 года на Курьяновских очистных сооружениях открылась первая в России и самая мощная в Европе мини-ТЭС на биогазе мощностью 10 мегаватт. Власти задумали построить альтернативную ТЭС после произошедшей в Москве в мае 2005 года энергетической аварии, когда из-за массового отключения электричества все сточные воды из Курьяново пошли в Москву-реку.

Технология, по которой работает мини-ТЭС, 30 лет широко применяется в Европе и предусматривает утилизацию биогаза с последующей выработкой электроэнергии и получением тепла. Теперь, в случае отказа городской системы энергопитания, Курьяновские сооружения смогут продержаться на собственном независимом энергоисточнике. Работающая на возобновляемом источнике энергии станция заодно вносит посильный вклад в борьбу с парниковым эффектом и глобальным потеплением.

Побочным продуктом работы мини-ТЭС является биомасса, из которой вырабатывается почвогрунт. На нём, как заверяет руководство «Мосводоканала», растёт практически всё, в том числе сирень, которая цветёт два раза в год.

– Это одно из немногих добрых дел, которые были сделаны для экологии Москвы при Лужкове, – считает Алексей Яблоков.

Теоретически такие электростанции могут внести мощный вклад в энергетику и экологию Москвы, полностью решив проблему утилизации фекальных сбросов.

Мэрские сны

Другие «добрые дела» так и остались в прожектах. Например, два года назад столичные власти заявили, что построят в Москве 10–11 гидросепарационных заводов. Предполагалось, что утилизация мусора на них обойдётся в два с половиной раза дешевле, чем сжигание: переработка одной тонны мусора путём гидросепарации будет стоить 15–16 тысяч рублей, тогда как при сжигании затрачивается 37–38 тысяч рублей.

Забавно, что бывший мэр столицы увидел это полезное экологическое изобретение во сне. «Есть метод гидроклассификации мусора. Признаться, мне сначала приснилась такая классификация, а потом оказалось, что такие установки уже используются за рубежом – в Австралии, Израиле», – рассказал Юрий Лужков в октябре 2009 года в одной из телепрограмм.

Какие сны снятся Сергею Собянину, и видит ли он их вообще, широкой общественности пока не известно.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


У русских две мечты - избавить Россию от понаехавших и свалить из нее самим.
Еще анекдотов