Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Дело политического сыска в Москве

Дело политического сыска в Москве

Революция 1917 года поставила точку в жизни главных «охранников» режима Революция 1917 года поставила точку в жизни главных «охранников» режима
Автор: Владимир Хутарев-Гарнишевский

22:04 / 4 октября 2012

Обновлено:

11:47 / 5 марта 2013

Статья «Ох, спозаранку вставала охранка» из номера «Квадратъ»

№15 от 1 октября 2012

Начало расцвета дела охранки, как и всего политического сыска, пришёлся на середину 1890-х годов, когда во главе отделения встал Сергей Зубатов, бывший революционер-народник.

Гнездо шпиков и сексотов

На пересечении Большого и Малого Гнездниковского переулков находится огромное непропорциональное деловое здание, построенное в середине 2000-х годов. Центральная часть дома выбивается из общего ансамбля, поскольку выполнена в стилистике начала XIX века. В те времена здесь располагался центральный офис некогда всесильной московской охранки.

Это место помнит жаркий сентябрь 1812 года, когда тут останавливался начальник штаба наполеоновской армии маршал Франции Луи Бертье, а в конце XIX века в этом здании перебывали все городские революционеры, террористы, оппозиционные политики, народовольцы.

До революции этих людей бросали в тюрьмы и отправляли в ссылки, при советской власти в их честь называли улицы и площади. Для кого-то это герои, для других убийцы. Каждый из них в своё время прошёл через маленькие кабинеты дома в Гнездниковском. Здесь давала показания «бабушка русской революции» Екатерина Брешко-Брешковская, сюда приходил известный провокатор и двойной агент Евно Азеф.

Москва всегда была центром интриг, большой политики и большой крови. «Отделение по охранению общественного порядка и безопасности», как официально называлась охранка, пристально наблюдало за общественной жизнью города. Сергей Васильевич Зубатов  (1864–1917), глава Московского охранного отделения с 1896 по 1902 г.Сюда стекалась вся информация – доносы секретных сотрудников, завербованных жандармами (таких агентов в Москве было более сотни), отчёты негласного наружного наблюдения – филёров или шпиков, перлюстрация частой переписки из чёрных кабинетов городского почтамта. Тесно сотрудничали с охранкой Московское губернское жандармское управление, железнодорожная жандармерия, жандармский дивизион.

Начало расцвета дела охранки, как и всего политического сыска, пришёлся на середину 1890-х годов, когда во главе отделения встал Сергей Зубатов, бывший революционер-народник. Он быстро разочаровался в своих соратниках-народовольцах и перешёл сначала на секретную, а потом на открытую службу в охранку. За полтора десятка лет в отделении он прошёл всю карьерную лестницу – от чиновника особых поручений до главы ведомства. Придя к власти, он первым делом собрал вокруг себя талантливых амбициозных сотрудников.

Шпик во дворянстве

Правой рукой Зубатова был Евстрат Медников, унтер-офицер из семьи малограмотных ярославских крестьян. Он начинал как простой агент, а в итоге создал целую школу наружного наблюдения, разработал специальные правила. Евстрат Павлович Медников (1853–1914)На счету Медникова арест тайного склада огнестрельного и холодного оружия в 1882 году, обеспечение безопасности при коронации Александра III, разгром нелегальных типографий в Твери, Харькове, Москве, наблюдение за первым съездом РСДРП в Минске в 1898 году.

При нём в московской охранке появился «летучий отряд» филёров, который полицейские власти перебрасывали в «неблагонадёжные» губернии. Это были своего рода «пожарные», призванные потушить огонь революции в зародыше.

Своих филёров Евстрат Павлович муштровал жестоко – штрафами за проступки, зуботычинами за враньё. Коллега Зубатова по московской охранке, будущий глава дворцовой агентуры и выдающийся теоретик и практик русских спецслужб, Александр Спиридович высоко ценил сотрудников «летучего» отряда. «Лучше его филёров не было, хотя выпивали они здорово, и для всякого постороннего взгляда казались недисциплинированными и неприятными. Медниковский филёр мог пролежать в баке под ванной (что понадобилось однажды) целый вечер; он мог долгими часами выжидать на жутком морозе наблюдаемого с тем, чтобы провести его потом домой и установить, где он живёт; он мог без багажа вскочить в поезд за наблюдаемым и уехать внезапно, часто без денег, за тысячи вёрст; он попадал за границу, не зная языков, и умел вывёртываться».

В 1906 году за заслуги Медников получил право на потомственное дворянство. Однако измена одного из лучших учеников – Леонида Меньщикова, перешедшего к революционерам после почти 20 лет работы на охранку, – стала сильным ударом для учителя. Евстрат Павлович не перенёс позора, попал в клинику для душевнобольных, где и скончался.

Зубатовщина


Группа филёров и руководителей службы наружного наблюдения.

Яркой страницей в истории охранки стал «полицейский социализм». В условиях усиливавшихся стачек и волнений Сергей Зубатов готовил революционерам неожиданный удар.

Вождями революционного движения почти всегда становились профессиональные революционеры, выходцы из интеллигенции. Но рядовые забастовщики в большинстве своём были рабочими, которые просто хотели улучшить своё материальное положение. По сути, им было плевать на политические лозунги. В 1901–1902 годах по инициативе Зубатова были созданы Общество взаимопомощи и Совет рабочих механического производства в Москве.

Высокую санкцию на их организацию дал генерал-губернатор. Рабочие слушали лекции профессоров о профсоюзном движении за границей, читали соответствующую литературу. В возникавших конфликтах с фабрикантами власти поддерживали рабочие сообщества, добиваясь улучшения бытовых и материальных условий труда. Сами революционеры с грустью признавались, что при зубатовщине агитировать против властей в Москве стало невозможно. Однако отставка Зубатова лишила созданные им организации поддержки сверху, а Кровавое воскресенье, спровоцированное священником Георгием Гапоном – кстати, бывшим сотрудником Зубатова, поставило на эксперименте жирную точку.

Русский бунт

Московский градоначальник Великий князь Сергей Александрович 1857-1905

Карета, в которой был убит московский градоначальник Великий князь Сергей Александрович

Первая русская революция 1905–1907 годов стала апофеозом насилия, захлестнувшего страну в начале XX века. Террор превратился в повседневность. В бунтарском угаре все левые политические силы страны призывали к расправам с представителями властей.

За 10 лет, с 1901 по 1911 гг., в России жертвами террористических актов стали более 17 тысяч человек, в том числе министр народного просвещения Николай Боголепов, военный министр Виктор Сахаров, дядя царя московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович, санкт-петербургский градоначальник Владимир Лауниц, 33 губернатора, 16 градоначальников, полицмейстеров и прокуроров, 7 генералов и адмиралов, 15 полковников и три министра внутренних дел – Дмитрий Сипягин (в 1902 году), Вячеслав Плеве (в 1904 году), Пётр Столыпин (в 1911 году). Только за первый год революции были уничтожены 3611 государственных чиновников. С особым остервенением «борцы за народное счастье» истребляли охранителей режима: убито 864 чина полиции и стражи, 73 сотрудника жандармерии и охранки. Верховная власть страны пребывала в растерянности.

1915 г. Евгений Константинович Климович (1871–1930), начальник Московского охранного отделения в 1906–1908 гг.  На фото с сыном

23 января 1906 года, когда казалось, что падение монархии уже не за горами, начальником Московского охранного отделения был назначен жандармский подполковник Евгений Климович, один из зубатовских «питомцев». За несколько месяцев до назначения Климович получил тяжёлое ранение в результате взрыва брошенной в него бомбы. Владимир Джунковский так характеризовал его: «Климович представлял из себя выдающегося по уму администратора. Отлично знал секретно-агентурное и розыскное полицейское дело. Это был честный человек и отличный семьянин, благодаря чему был человеком нравственным».

Приступив к обязанностям, Климович в первую очередь взялся за реорганизацию работы секретной агентуры. Его лучшими сотрудниками были Зинаида Жученко-Гернгросс и Роман Малиновский.

Первая входила в руководство областного комитета партии эсеров и благодаря этому смогла предотвратить несколько покушений на убийство, в том числе спасти жизни московских градоначальника и губернатора. Малиновский же был внедрён в руководство партии большевиков и в течение нескольких лет возглавлял большевистскую фракцию в Государственной думе.

Зинаида Жученко-Гернгросс

Чтобы остановить революцию в Первопрестольной, Климович прибегает к быстрым и подчас беспощадным мерам. В 1915 году, накануне другой революции, он назначается московским градоначальником и разрабатывает план действий по подавлению волнений.

В 1916 году, уже на посту главы всего политического сыска, Климович расследовал попытки либеральных политиков и военных свергнуть Николая II, однако не успел довести эту работу до конца. Тогдашний московский городской голова и один из лидеров оппозиции Михаил Челноков писал о нём: «Он наш враг, но дельный, энергичный, не берущий взяток, вполне лояльный по отношению к своим политическим противникам».

Революция 1917 года поставила точку в жизни главных «охранников» режима: некоторые из них были расстреляны, другие покончили с собой. Узнав об отречении императора, застрелились Сергей Зубатов и бывший начальник штаба Корпуса жандармов Дмитрий Зуев.

Последний начальник Московской охранки Александр Павлович Мартынов с женой

Последний начальник московской охранки Александр Мартынов воевал против советской власти в Белой армии. Генерал Климович возглавил спецслужбы Русской армии Петра Врангеля.

Из занятого красными Крыма Фрунзе телеграфировал в Москву просьбу выслать «ответственных работников, так как таковых в Крыму больше не осталось». А Врангель писал в те дни: «Руководимая опытной рукой генерала Климовича работа нашей контрразведки в корне пресекла попытки противника. Неприятельские агенты неизменно попадали в наши руки. Предавались военно-полевому суду и решительно карались». Правда, генерал Климович заплатил жизнью за свой профессионализм – в 1930 году он был отравлен советскими агентами в Югославии.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


- Любитель поспать?
- Обижаешь. Профессионал.
Еще анекдотов