Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / История полиции в России насчитывает около 300 лет

История полиции в России насчитывает около 300 лет

Автор: Владимир Хутарев-Гарнишевский

17:58 / 28 сентября 2012

Обновлено:

07:58 / 13 февраля 2013

Статья «Лучшая в мире полиция» из номера «Квадратъ»

№14 от 17 сентября 2012

Напечатать Послать по e-mail Комментировать

Полтора года назад российская милиция превратилась в полицию. Шутники ещё не пришли к единому мнению, как правильно называть «новых русских полицейских» – полицаями, копами, фараонами, а может быть, корсарами?.. Комедийный образ туповатого жандарма Крюшо, гениально созданный Луи де Фюнесом, ассоциируется с пороками не только французского, но и отечественного МВД.

Негативное отношение общественности к ошибкам при проведении реформы органов внутренних дел и к её идеологам затмило главное. История полиции в России насчитывает около 300 лет. И до 1917 года слово «полицейский» звучало отнюдь не комично.

Дурная слава от времён царя Алексея Михайловича

В Москве первая команда регулярных сил правопорядка была учреждена царём Алексеем Михайловичем в 1649 году. Через 20 лет появились первые сыщики. Городские полицейские назывались «земскими ярыжками». Толковый словарь Ушакова приводит и второе значение слова ярыга (ярыжка) – пьяница, беспутный человек. Существовала даже пословица: «Кто с ярыжкой поводится, без рубахи находится». Очевидно, что эти чины плохо справлялись со своими обязанностями и снискали дурную славу.

7 июня 1718 года Пётр I ликвидировал дискредитировавшую себя систему и создал «Главную полицию». А в 1722 году в Москве был назначен первый обер-полицмейстер, полковник Максим Тимофеевич Греков. Эта должность соответствовала современному посту руководителя ГУВД. Всего за два века сменилось 37 обер-полицмейстеров, пока в 1905 году их функции не были переданы градоначальнику.

Устав благочиния

При Екатерине II был сформирован основанный на христианских принципах нравственный кодекс полиции – «Устав благочиния». В нём говорилось: «Правый и равный суд всякому состоянию. Дать покровительство невинному и скорбящему. Воздержание от взяток, ибо ослепляют глаза и развращают ум и сердце, устам же налагают узду. Управа благочиния не запрещает иноверцам, обитающим в городе, отправления их различных вер, сохраняет между всеми в городе живущими хотя различных вер доброе гражданское согласие, мир и тишину». Устав определял также и качества определённого к благочинию начальства и правила его должности. «Качества сии: Здравый рассудок. Добрая воля в отправлении порученного. Верность к службе Императорского Величества. Человеколюбие. Усердие к общему делу. Честность и бескорыстие». Разумеется, эти требования были лишь декларацией о намерениях и соблюдались далеко не всеми чинами полиции. И в те времена встречалось немало мздоимцев и держиморд. Но декларированный идеал всё же воздействовал на умы и сердца сотрудников внутренних дел.

Служба архаровцев

Николай Петрович Архаров (1740-1814). Московский обер-полицмейстер (1771-1781)

Старался соответствовать екатерининскому идеалу обер-полицмейстер Павел Глазов (1790–1793), генерал, герой взятия крепости Очаков. Говорили, что он был «человек не особенно образованный, но зато в высшей степени честный и чрезвычайно набожный».

Выдающимся московским полицмейстером был Николай Архаров, занимавший этот пост с 1771 по 1780 годы. К сожалению, его имя сохранилось лишь в прозвище «архаровцы» – лихие, отчаянные, жестокие люди. Так называли его сыщиков. И мало кто знает, что Николай Петрович Архаров заслуженно считается одним из лучших русских следователей и дознавателей XVIII века. Поговаривали, что он был хороший психолог и узнавал преступника по одному выражению лица. Архаров оплёл криминальный мир Москвы широкой сетью агентов и доносителей, раскрывал самые сложные и запутанные дела. Он был человек хитрого и изворотливого ума, циничный практик, для него имела значение не чистота, а эффективность методов. Нередко его приглашали в Санкт-Петербург для наиболее важных расследований. Например, он вёл следствие по восстанию Емельяна Пугачёва.

Полицейский либерализм

А.Д. Балашов (1770-1837). Генерал-майор, московский обер-полицмейстер (1804-1807), первый министр полиции Российской империи (1810-1812)

В 1810 году по приказу императора Александра I было создано отдельное Министерство полиции, которое возглавил  московский обер-полицмейстер Александр Балашов. Через несколько лет министерство вошло в состав МВД. Так создавалась современная структура правоохранительных органов. Руководством общей и политической полицией империи руководил Департамент полиции МВД, располагавшийся в Питере, на набережной реки Фонтанки, в доме № 16.

В Москве эти годы связаны с именем генерала Свиты Его Императорского Величества Александра Козлова. Он единственный, кто трижды руководил московской полицией: на посту обер-полицмейстера в 1878–1881 и 1882–1887 годах, и в качестве градоначальника в 1905 году.

 

Александр Александрович Козлов (1837-1924), дважды московский обер-полицмейстер, градоначальник

При нём были заложены традиции «полицейского либерализма». Человек глубоко порядочный и интеллигентный, он не производил впечатления исправного служаки, хотя был одним из идеологов создания Департамента полиции. Он переработал принципы розыскной работы, значительно расширил штат полиции, увеличил жалование. Московский градоначальник Владимир Джунковский вспоминал: «Козлов пользовался очень большой симпатией и уважением среди всех слоёв населения, не исключая и рабочих и простого люда, а также и учащейся молодежи». Козлов был опекуном Московского Опекунского совета, руководил помощью и размещением раненых солдат и офицеров русско-японской войны, покровительствовал земской либеральной общественности. Он требовал от полицейских корректности в обращении с гражданами: незаконные собрания не разгонялись силой, как это было принято до и после него. Полицмейстер требовал лишь переписывать имена участников…

 

Центры общественной безопасности

Сущевский полицейский дом

Старая Москва была разделена на части, аналогичные современным районам города. В каждом таком «районе» имелся свой центр общественной безопасности – полицейский дом, совмещавший также функции пожарной каланчи. Здания этих центров охраны правопорядка были построены в XIX веке, и далеко не все из них сохранились. До наших дней дошли два подлинных полицейских дома – Сокольнический и Сущёвский, и один восстановленный по старинным чертежам – Рогожский.

 

Якиманскйи полицейский дом

Наибольший интерес представляет построенное в 1850-е годы по проекту архитектора Михаила Быковского здание Сущёвской полицейской части, что на Селезнёвской улице, 11. На первом этаже дома находились управление участка, приёмный покой, канцелярия, цейхгауз и арестантские камеры. На втором были жилые помещения: квартиры пристава, дежурного фельдшера, старшего врача, кухни и стратегический объект – телеграф. В 1898 году здесь разместился первый в Москве пост скорой помощи. Карету тянули лошади, а сопровождали врач, фельдшер, санитар и конюх.

А в 1911 году околоточный надзиратель Дмитрий Быков выписал здесь первый в истории города штраф за неправильную парковку автомобиля. «Бенц» купца Алексеева перекрыл прихожанам доступ к храму, за что владелец поплатился кругленькой суммой.

Российские Пинкертоны

А.Ф. Кошко (1867-1928), начальник Московской сыскной полиции с 1908 г., руководитель уголовного сыска Российской империи

В начале XX века в Москве формируется настоящий интеллектуальный штаб российских сыщиков. В 1913 году в Швейцарии, на международной конференции криминалистов, отечественная уголовная полиция была единогласно признана лучшей в мире по технической оснащённости, уникальным методам и высокой результативности работы. И в этом заслуга двух руководителей московской сыскной полиции – Василия Ивановича Лебедева и Аркадия Францевича Кошко. Это были русские Пуаро и Шерлок Холмс.

Лебедев начал карьеру полицейского в 1893 году на должности помощника пристава, а в 1900 году, в возрасте 32 лет, он возглавил всю сыскную полицию Первопрестольной. Интересуясь мировыми достижениями в области криминалистики, он ездил во Францию к Альфонсу Бертильону, автору системы дактилоскопии и антропометрии. Бертильон придумал регистрацию преступников путём снятия отпечатков пальцев и измерения физических параметров тела. Лебедев первым в России ввёл в уголовную практику бертильонаж, создал таблицы форм глаз, ушей, носа и прочих частей тела, необходимые для составления фоторобота. Он написал учебники по судебно-полицейской фотографии, дактилоскопии. По его инициативе началось массовое внедрение в полицейскую службу овчарок и доберманов. Уголовный музей Московской сыскной полиции. Фото 1900-х годовУчебные пособия по дрессировке и применению собак в оперативно-розыскной работе также составлены Лебедевым. А в 1909 году вышел главный труд великого сыщика – трёхтомное «Искусство раскрытия преступлений». Труд был основан на огромном практическом опыте и теоретических разработках. Коллекция созданного Лебедевым в 1900 году Уголовного музея Московской сыскной полиции была бесценным кладезем знаний для начинающих царских полицейских, а позднее – для советской милиции. В музее хранились фотографии преступников, образцы техники, орудий преступления, воровской инструмент, образцы почерков, все необходимые таблицы и сведения для определения личности.

Василий Иванович был фанатиком своего дела. Он мечтал о создании всемирной базы фотографий и данных уголовников. Он хотел, чтобы можно было, сделав запрос, в течение нескольких суток установить личность бежавших за рубеж преступников, арестовать их силами местной полиции и передать в руки русского правосудия.

Перед Первой мировой войной мечта Лебедева начала сбываться. В апреле 1914 года в Монте-Карло, под покровительством князя Монако Альберта I, прошёл Первый международный конгресс судебной полиции. В конгрессе приняли участие представители полиции и прокуратуры 23 ведущих стран мира, за исключением Великобритании и Соединенных Штатов. Председательствовал на конгрессе Фердинанд Ларнод, декан факультета права Парижского университета, а одним из сопредседателей был статский советник Лебедев. Вместе с шефом парижской полиции Мари-Франсуа Гороном и директором швейцарского Института полиции Рейсом, он убедил конгресс в необходимости создания международной картотеки примет преступников. Это был первый шаг к созданию Интерпола.

Принципы, разработанные Лебедевым и значительно дополненные его учеником Кошко, легли в основу отечественной и европейской криминалистики.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Как ни крути, но лучший шкаф для одежды — это стул.

Еще анекдотов