Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Квартирный вопрос в веках

Квартирный вопрос в веках

Автор: Алексей Щеглов

20:35 / 14 июня 2012

Обновлено:

08:56 / 21 февраля 2013

Статья «Квартирный вопрос» из номера «Квадратъ»

№7 от 11 июня 2012

Напечатать Послать по e-mail Комментировать

Полвека назад нынешние средние жилищные условия большинству советских людей показались бы роскошными. Тем не менее вряд ли можно назвать точный срок, когда квадратные метры по-настоящему перестанут быть дефицитом.

В тесноте и в обиде

Вот какие воспоминания детства сохранил известный продюсер Марьян Беленький: «Когда мне было 12 лет, в 1962 году, мы жили в коммунальной квартире в Киеве на Подоле. В небольшой комнате ютились шесть человек. Спал я на раскладушке, уроки делал за обеденным столом, накрыв его газетой. А сейчас сижу в комнате один. И если бы здесь находился ещё кто-нибудь, я бы, наверное, с ума сошёл. Туалет у нас был в центре двора. Прежде чем туда зайти, нужно было постучать дверью, чтобы крысы разбежались».

 

Тот, кто помнит те годы, не даст соврать: полстраны проживало в бараках и коммуналках. Между прочим, в стеснённых жилищных условиях тогда находились граждане не только нашего Советского Союза, но и многих ныне зажиточных стран цивилизованной Европы. 

 

 

Сталинский классицизм

Советские власти во все времена были  озабочены решением жилищного вопроса. Правда, в отдельные периоды истории СССР у нас вовсе не вели жилищного строительства. А, например, когда в 1934 году Киев стал столицей УССР, новостройки там начали расти, как грибы после дождя.

«Ездят в Америку, а потом приезжают и ахают – ах, какие огромные дома! Пускай ездят в Москву, также видят, какие у нас дома, пусть ахают», – сказал главный строитель СССР Иосиф Виссарионович, и дело пошло: в столице стартовал первый строительный бум 30-х годов.

В 1931 году состоялся пленум ЦК партии о развитии городского хозяйства, и развернулась работа по подготовке комплексного плана реконструкции Москвы, который был принят через четыре года. Этот план по заложенным в нём передовым идеям и размаху намеченных работ не имел аналогов в мире. Массивные и выразительные жилые здания стали строить не отдельно и хаотично, как ранее, а целыми кварталами. На месте ветхих сооружений вдоль расширенных проспектов и улиц вырастали многоэтажные дома.Некоторые из них по сию пору являются украшением столицы.

Доля жилья, которое находится в частной собственности, на Западе редко превышает 70%: Канада – 66%, Нидерланды – 55%, США – 67%.

Когда говорят «сталинки», то сразу перед глазами возникает мощный пом­пезный фасад, облицованный гранитом или мрамором, украшенный лепниной, барельефами, колоннами и нишами, с обширной придомовой территорией. Визитной карточкой таких домов стали квартиры площадью от 70 кв. м, с трёхметровыми потолками, иногда с отдельным входом и помещениями для прислуги.

Правда, такие хоромы в основном строились в Москве и самых крупных городах, предназначались они, в первую очередь, для центральной и республиканской парт­номенклатуры.

В послевоенное время «сталинки» вытянулись в высоту. Апогеем сталинского классицизма стало строительство московских высоток: главного здания МГУ на Воробьёвых горах, жилого дома на Котельнической набережной, гостиницы «Украина», МИДа, жилого дома на Кудринской площади, здания с выходом станции метро «Красные ворота» и гостиницы «Ленинградская».

В те годы строили и попроще, без помпы. Рабочим и городской интеллигенции предоставляли квартиры умеренной площади в довольно невзрачных серо-жёлтых сталинских домах. 

Панегирик хрущёвкам

Хрущёвки

Сегодня Никита Сергеевич Хрущёв воспринимается некоторыми как этакий исторический клоун, который стучал ботинком по трибуне ООН да засевал «царицей полей» необъятные просторы страны Советов, вплоть до вечной мерзлоты и песков Каракумов. А между тем, при нём не только Гагарин полетел, но и стартовала программа массового жилищного строительства.

Сталинские дома с «архитектурными излишествами» требовали дополнительных (и значительных) затрат. При этом власти не успевали удовлетворить стремительно растущий спрос на жильё. Поэтому взамен дорогих «сталинок» появились незатейливые конструкции, которые были практически полностью скопированы с «времянок», построенных в парижских пригородах и в Берлине. Советские строители, возможно, и не подозревали, что возводят символы эпохи, которые впоследствии стали называть «хрущёвками». Именно с «хрущёвок» началась эра серийного крупнопанельного железобетонного строительства. 

Рекордных темпов ввода жилья в эксплуатацию удалось достигнуть уже после снятия Хрущёва, при «дорогом нашем Леониде Ильиче». В первой половине 60-х годов жилищное строительство велось с размахом, которого страна не знала ни до, ни после. План Дмитрия Медведева решить жилищный вопрос при помощи программы доступного и комфортного жилья смотрится весьма блекло на фоне достижений времён оттепели и застоя. Главное, тогда советскому правительству удалось сформулировать чёткий ответ на вопрос «что строить, из чего и как?».

На первом этапе возводили пятиэтажные панельные здания без лифта. Основными материалами для строек 60-х стали несущие теплозащитные керамзитобетонные панели полной заводской готовности и многопустотные предварительно напряженные панели перекрытий. Строители обходились минимумом «мокрых» работ, монтаж шёл при помощи сварки закладных деталей.

Это была чуть ли не единственная успешно реализованная «народная программа» за все 70 с лишним лет советской власти. Государственное бесплатное жилищное строительство – главное достижение социальной политики той эпохи. Лозунги времён застоя, наподобие «Всё во имя человека и для его блага!», сейчас вызывают улыбку.

Однако в тот период почти 55 миллио-нов человек получили жильё бесплатно или по льготным кредитам, и уже к началу 80-х годов 80% советских семей имели пусть тесные и бедно обставленные, но отдельные квартиры. «Хрущёвки» строили вплоть до 1985 года, и сейчас они составляют 10% всего жилого фонда.

Именно «хрущёвки» превратили Россию из сельской страны в городскую. Например, в Московской области было построено почти 30 кв. метров на душу населения, и появилось семь десятков новых городов, среди которых Коломна, Дмитров, Чехов, Дзержинский, Раменское, Дубна.

Неплохие темпы жилищного строительства продержались до развала Союза. На территории РСФСР в среднем ежегодно вводилось 72 млн кв. м нового жилья, что составляло 3% от потребности населения. В середине 80-х темпы ввода были даже чуть выше – от 76 до 80 млн кв. м ежегодно.

Правда, при всех социально-строительных достижениях, в советские времена было нормой проживание в одной комнате трёх и более человек. В таких условиях в 1989 году ютились около 11% российских семей.

Путинский ренессанс

Дом, построенный для партийной элиты в эпоху застоя

В лихие 90-е жилищное строительство обвалилось вместе с экономикой. ВВП просел примерно на 40%, строительный сектор упал более чем в два раза.

В 2000 году, когда Путин только пришёл к власти, в России было введено всего 34 млн кв. м жилья, и тогда же начался восьмилетний строительный ренессанс, который продолжался вплоть до кризис­ного 2009 года. В отдельные годы периода, который предшествовал экономическому кризису, темпы прироста ввода жилья, на радость чиновникам и населению, зачастую даже опережали планы властей. В 2004 году было построено 39 млн «квадратов», в 2005-м – 43,6 млн, в 2006-м – 50,2 млн, в 2007-м – 60,9 млн, а в 2008-м – 63,8 млн.

К 2010 году власти планировали выйти на ввод 80-ти млн кв. м, что давало бы прибавку в 0,6 кв. м жилья на человека, а затем, через 10 лет, сравняться с ведущими странами ЕС, в которых тогда строили по 1 м дополнительной площади на душу населения. Амбициозная цель состояла в том, чтобы к 2020 году увеличить жилой фонд с 21 до 33 кв. м на одно человека, что примерно соответствует среднеевропейскому уровню. Но в 2009 году было построено всего 59,9 млн квадратов, в 2010-м – 58,1. В 2011-м – 62,3 млн кв. м (788,2 тысяч квартир).

К 2010 году власти планировали выйти на ввод 80-ти млн кв. м, что дало бы прибавку в 0,6 кв. м жилья на человека, а затем через 10 лет сравняться с ведущими странами ЕС, в которых тогда строили по 1 м дополнительной площади на каждую душу населения. Амбициозная цель состояла в том, чтобы к 2020 году увеличить жилой фонд с 21 до 33 кв. м на человека, что примерно соответствует среднеевропейскому уровню. Но, как говорится, не срослось… В 2009 году было построено всего 59,9 млн квадратов, в 2010-м – 58,1. Зато в 2011-м – 62,3 млн кв. м (788,2 тысяч квартир).

Назад в средневековье?

Современные новостройки эконом-класса

Экономисты уже устали гадать, накроет или нет родные просторы вторая волна кризиса.

Предсказать будущее стро­ительной отрасли в таких условиях довольно сложно. Оптимисты вполне могут утешаться тем фактом, что даже в самые «глухие» годы население умудрялось потихоньку улучшать свои жилищные условия. Уже к 2002 году доля семей, где в одной комнате ютились по три человека, сократилась более чем в два раза – до 5,4%.

Новые данные Росстат пока не представил. Но можно предположить, что перенаселённых квартир стало ещё меньше. Дополняет картину успехов вчетверо снизившееся с советских времен число жителей коммуналок и многократное увеличение собственников второго жилья.

Современные новостройки премиум-класса

Пессимисты скажут в ответ, что сейчас купить квартиру может себе позволить лишь 2% населения, а ипотеку потянет – не более 15%, и эти цифры вряд ли изменятся в ближайшие годы. К тому же теперь народу, увы, приходится надеяться только на себя. Уже в 2010 году федеральная власть без лишнего шума начала сворачивать поддержку жилищного строительства, перекладывая эти заботы на регионы, бизнес и население.

Застройщики не против, сколько заплатят – столько и возведут, лишь бы не мешали чиновники и пресловутые коррупционные барьеры. 

Статистика демонстрирует неутешительные данные. В 2011 году московским очередникам было предоставлено всего 6,5 тысяч квартир и 2 тысячи субсидий. Ещё 5200 семей были переселены из домов сносимых серий. Фактически это капля в море.

В 2011 году очередникам было предоставлено всего 6,5 тысяч квартир и 2 тысячи субсидий. Ещё 5200 семей были переселены из домов сносимых серий. Всё это капля в море.

Вряд ли оправдаются надежды на малоэтажное строительство. В Москве малоэтажные дома строить попросту негде, и даже в ближнем Подмосковье такие возможности исчерпаны. А для крупнопанельного домостроения сейчас нет производственной базы: многие старые ДСК приказали долго жить, а модернизированных комбинатов, выпускающих серийную индустриальную продукцию, очень мало.

Но возможно, малоэтажка ещё проявит себя. Сейчас в России работает немало производств по технологиям модульного домостроения, заимствованным у Канады, Германии и других стран. Сборка и отделка модульных зданий занимает от одного дня до одной недели. В Америке в таких вот «домиках Элли» живёт половина населения, причём эти слабые на первый взгляд конструкции служат нескольким поколениям уже более 60 лет.

У нас мода на сборные дома только зарождается, и традиционным постройкам из кирпича, пенобетона, бетона и бруса они пока не конкуренты. Но в Подмосковье на долю каркасно-панельного домостроения уже приходится 30–35% рынка. «Домики Элли», оказывается, очень крепкие и тёплые, они прекрасно выдерживают российские морозы. Развитие этой ветви строи-тельства может помочь небогатым людям получить собственное жильё.

В Минрегионе считают, что в ближайшую пару десятилетий будет бурно развиваться строительство так называемых доходных домов, особенно в Приморье, Большом Сочи, на Урале и в других регионах. Чиновники полагают, что к 2020 году рынок аренды захватит треть жилого фонда. Доходные дома помогут хотя бы частично решить проблемы «бездомных» семей. 

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


В целях экономии мне подключили на телефоне сервис, отслеживающий все подключённые сервисы. Теперь плачу деньги ещё и за то, что знаю, за что я плачу деньги.

Еще анекдотов