Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Как жили бомжи в дореволюционной России

Как жили бомжи в дореволюционной России

Дом бесплатных квартир для вдов с детьми и учащихся девиц имени братьев Бахрушиных Дом бесплатных квартир для вдов с детьми и учащихся девиц имени братьев Бахрушиных
Автор: Владимир Хутарев-Гарнишевский

18:59 / 5 марта 2012

Обновлено:

06:48 / 11 февраля 2013

Статья «Это совмин? Нет, ночлежный дом!» из номера «Квадратъ»

№1 от 5 марта 2012

Согласно переписи 2010 года, зарегистрированных бродяг или просто бездомных людей в Москве насчитывается более 6000. Реальные цифры гораздо выше, причем около 14 % бомжей – коренные москвичи, выселенные из своих домов по решениям судов или чаще обманным путем. От судьбы бездомного не застрахован никто, даже вполне обеспеченный человек.

Сейчас в стране действуют отдельные государственные, частные и церковные приюты, центры общественного питания. Однако в целом общество и власть к бездомным и нищим согражданам остаются равнодушными. Год назад мэр Читы (в шутку ли?) посетовал,что нет лицензии на отстрел бомжей, а департамент соцзащиты населения Правительства Москвы  потребовал ввести санкции против бродяг и бездомных на федеральном уровне. Тем временем сотни людей продолжают ежегодно умирать на улицах столицы от обморожений и болезней. А как разрешались эти проблемы сто лет назад?

В дореволюционной Москве основную тяжесть заботы о необеспеченных и бездомных горожанах брали на себя представители высших слоёв общества. Среди благотворителей были императорская семья, крупные промышленники и предприниматели, родовитые аристократы: князья Волконские, Трубецкие, Щербатовы, графы Бобринские, Голенищевы-Кутузовы, Толстые, Шереметевы. По их заказу лучшие архитекторы строили специальные ночлежные и дешёвые дома, которые по своим масштабам и красоте могли дать фору самой дорогостоящей современной московской недвижимости.

К примеру, в знаменитом Доме бесплатных квартир для вдов с детьми и учащихся девиц имени братьев Бахрушиных теперь расположен центральный офис «Роснефти». А в 1913 году в трёх бахрушинских домах на Софийской набережной и Болотной площади в 456 отдельных квартирах проживали 631 взрослых и 1378 детей, не способных платить за жильё. Основатели приюта потратили около 1,2 миллиона золотых рублей на содержание своих постояльцев. При пересчете на современные деньги эта сумма эквивалентна более чем 41,6 миллионов долларов.

Купцы Бахрушины были крупнейшими меценатами города: на их деньги строились больницы, богадельни, приюты для сирот, бесплатные квартиры и ночлежки, церкви, училища и школы.  Неимущие ехали в Москву из различных мест губернии. Гласный Мосгордумы возмущался: «Эдак попечительства будут способствовать увеличению народонаселения в Москве. Вместо 20-ти тысяч нищих будет 40 тысяч!»

Другим щедрым благотворителем был фабрикант Флор Ермаков, завещавший своё состояние на социальные нужды. На эти деньги в 1909 году выдающимся русским архитектором Илларионом Ивановым-Шиц в Орликовом переулке был возведён шестиэтажный ночлежный дом для рабочего населения, рассчитанный на полторы тысячи человек. А в 1915 году сходной вместительностью ночлежник был построен архитектором Александром Мейснером на Народной улице.

Ночлежный дом Ф.Я. Ермакова

Ермаковские дома считались лучшими в Москве. В отличие от бесплатных квартир, ночлежки давали людям приют лишь с 7-ми вечера до 11-ти утра, когда всех постояльцев из заведения выпроваживали и проводили дезинфекцию. Бездомные получали здесь 100 грамм мяса, гречневую кашу и более 1 кг хлеба. Нуждавшимся бесплатно выдавалась одежда и обувь. Для имевших собственные средства постояльцев были оборудованы дешевая столовая, магазин одежды, баня и прачечная. Современник писал: «Для развлечения призреваемых и для удовлетворения их умственных потребностей имелись... библиотека-читальня, а по воскресеньям устраивались концерты и спектакли, пользующиеся огромным успехом среди призреваемых и заметно оказывающие на них сильное воспитательное влияние». Что бы вы сказали сегодня по поводу концерта для бомжей?

В Ермаковские ночлежки принимали и людей, задержанных полицией за нищенство и бродяжничество. В царской России этот род занятий был запрещен и преследовался по закону. Вход в заведение был платным и составлял 6 копеек за ночлег. Администрация заведения предоставляла постояльцам возможность трудиться и зарабатывать в Ермаковских же «домах трудолюбия» и работных домах. Там люди осваивали профессии, получали шанс выбраться из своего нищенского положения.

Известным криминальным местом старой Москвы была Хитровка – рынок приезжей рабочей силы в районе Китай-города. Как и в наши дни, многие провинциалы, отправлявшиеся в Москву на заработки, легко попадали в руки воров и мошенников. Лишаясь денег и документов, трудовые мигранты скоро превращались в голодных бродяг. Заботе об их судьбе посвятила себя графиня Варвара Бобринская. В 1909 году на деньги основанного ею Городского попечительства о бедных Хитрова рынка был построен образцовый ночлежный дом на 1500 жильцов, где проживали несостоятельные рабочие-сезонники. Понимая, что рост числа бездомных был связан напрямую с варварскими условиями найма и неопытностью приезжих, графиня инициировала создание цивилизованной биржи труда.

Дореволюционная Москва была разделена на 28 участков городского попечительства о бедных, на каждом из которых были свои бесплатные и дешёвые квартиры, ночлежные дома, приюты для детей и калек, бесплатные кухни, столовые и иные социальные учреждения для самых беззащитных слоев общества. Всего на 1910 год в полуторамиллионной столице функционировало 103 детских приюта и 173 богадельни для взрослых, которые могли одновременно принять в общей сложности 19392 человека.

Согласно данным фонда «Рука помощи», в современной Москве действует всего 12 социальных гостиниц и ночлежек общей вместительностью до 1600 человек. Таким образом, и по количеству самих этих учреждений, и по их вместительности город  более чем в 10 раз отстает от показателей столетней давности.

В конце XIX – начале XX века благотворительность являлась важным делом для состоятельных людей. Деньги обязывали. Только за 18 лет, с 1893 по 1911 годы, на различные благотворительные цели жителями Москвы было пожертвовано 23,4 миллионов рублей, что соответствует примерно 811 миллионам нынешних долларов. Люди доверяли выборной московской думе и управе, знали, что их деньги будут направлены строго на заявленные цели. Крупнейшими негосударственными благотворительными организациями столицы было Общество помощи погорельцам и Братолюбивое общество снабжения неимущих квартирами. Последнее содержало на балансе 36 домов в городе.

В 1860-е годы в районе Протопоповского переулка и Первой Мещанской улицы (современного проспекта Мира) начала создаваться уникальная, не имевшая в стране аналогов структура – целый благотворительный квартал. Этот ансамбль городской застройки представлял собой совершенно автономный организм, включавший в себя дом призрения бедных сирот, богадельню, комплекс  домов, детскую больницу имени Святой Ольги и прочие постройки. Дома с дешёвыми квартирами были выстроены в 1890–1900-х годах академиком архитектуры Иваном Машковым в богато декорированном так называемом «русском стиле». Внешней красоте зданий придавалось большое значение: постояльцы не должны были чувствовать себя ущербными. Часть этих домов в перестроенном виде сохранилась до сих пор. На первом этаже располагались мастерские, в которых не­имущие жители домов получали работу. Небольшая часть заработанных постояльцами денег шла на содержание домов, однако львиная доля выплачивалась жильцам в конце срока пребывания. На втором и третьем этажах располагались жилые помещения, ставшие впоследствии прототипом советских коммуналок. Семь комнат объединялись коридорной системой с общей кухней, туалетом и ванной. Комнаты в дешевых квартирах и ночлежных домах были меблированы: железная кровать с матрасом, стол, тумба для вещей и одежды.

Имущественный уровень и род занятий жертвователей и благотворителей были самыми разными. Объединяло их одно – бескорыстие и  любовь к ближнему.

В современной Москве, конечно, тоже есть частные благотворительные службы помощи бездомным, однако их усилия – капля в море. А сами мы разве попытались чем-то помочь? Отнесли ли мы теплые вещи в приют или пожертвовали деньги соответствующим службам, частным или государственным?

При всей нашей нынешней продвинутости, в вопросах социальной помощи бездомным мы и рядом не стояли с тем, что было сто лет назад в дореволюционной России.
 

Сейчас в стране действуют отдельные государственные, частные и церковные приюты, центры общественного питания. Однако в целом общество и власть к бездомным и нищим согражданам остаются равнодушным. Год назад мэр Читы посетовал,что нет лицензии на отстрел бомжей, а департамент соцзащиты населения Правительства Москвы  потребовал ввести санкции против бродяг и бездомных на федеральном уровне. Тем временем сотни людей продолжают ежегодно умирать на улицах столицы от обморожений и болезней. А как разрешались эти проблемы сто лет назад?
В дореволюционной Москве основную тяжесть заботы о необеспеченных и бездомных горожанах брали на себя представители высших слоев общества. Среди благотворителей были императорская семья, крупные промышленники и предприниматели, родовитые аристократы: князья Волконские, Трубецкие, Щербатовы, графы Бобринские, Голенищевы-Кутузовы, Толстые, Шереметевы. По их заказу лучшие архитекторы строили специальные ночлежные и дешёвые дома, которые по своим масштабам и красоте могли дать фору самой дорогостоящей современной московской недвижимости. К примеру, в знаменитом Доме бесплатных квартир для вдов с детьми и учащихся девиц имени братьев Бахрушиных теперь расположен центральный офис «Роснефти». А в 1913 году в трех бахрушинских домах на Софийской набережной и Болотной площади в 456 отдельных квартирах проживали 631 взрослых и 1378 детей, не способных платить за жилье. Основатели приюта потратили около 1,2 миллиона золотых рублей на содержание своих постояльцев. При пересчете на современные деньги эта сумма эквивалентна более чем 41,6 миллиона долларов. Купцы Бахрушины были крупнейшими меценатами города: на их деньги строились больницы, богадельни, приюты для сирот, бесплатные квартиры и ночлежки, церкви, училища и школы.  Неимущие ехали в Москву из различных мест губернии. Гласный Мосгордумы возмущался: «Эдак попечительства будут способствовать увеличению народонаселения в Москве. Вместо 20-ти тысяч нищих будет 40 тысяч!» Другим щедрым благотворителем был фабрикант Флор Ермаков, завещавший свое состояние на социальные нужды. На эти деньги в 1909 году выдающимся русским архитектором Илларионом Ивановым-Шиц в Орликовом переулке был возведен шестиэтажный ночлежный дом для рабочего населения, рассчитанный на полторы тысячи человек. А в 1915 году сходной вместительностью ночлежник был построен архитектором Александром Мейснером на Народной улице.
 
Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Нашла справку мужа из детского сада: «Хорошо кушает, много спит, любит погулять». Прошло 30 лет, и ничего не изменилось.

Еще анекдотов