Подать объявление
topkvadrat.ru / Жилая среда / Название улицы всегда символизирует ту эпоху, когда оно появилось

Название улицы всегда символизирует ту эпоху, когда оно появилось

Вид на бывшее Остожье и его исторический центр – Зачатьевский монастырь Вид на бывшее Остожье и его исторический центр – Зачатьевский монастырь
Автор: Елена Мацейко

19:17 / 24 июля 2012

Обновлено:

09:29 / 19 февраля 2013

Статья «Что в имени тебе моём?..» из номера «Квадратъ»

№10 от 23 июля 2012

Порой очень сложно определить, какое из двух названий одной улицы – «старое» или «новое» – имеет больше прав на существование.

Память о бригадире Калошине

Придумывая названия для улиц, наши предки особо не мудрствовали, но и в отсутствии образного мышления их не упрекнёшь. В старой Москве топонимы рождались из историко-бытовых или природно-географических особенностей данной местности.

Калошин переулок, вид от угла Сивцева Вражка. Фото 1913 г. Сначала река Сивка текла в овраге. В конце XVIII века её отвели в канаву, овраг засыпали и проложили улицу. В XIX веке и реку, и ручей, в который она впадала, забрали в подземные трубы. А местность рядом с Арбатом привели в состояние, пригодное для проживания.

В Калашном переулке шла бойкая торговля свежевыпеченными калачами, переулок Сивцев Вражек окрестили по имени реки Сивки, протекающей в глубоком овраге, на месте знаменитой Остоженки когда-то находилось остожье – заливные луга, покосы. Улицу, по которой горожане выезжали на Серпухов, нарекли Большой Серпуховской. А Тверская застава открывала дорогу на Тверь. 

Многие московские улицы – например, Владимирская, Берсеневская, Поварская, Калошин переулок – названы по фамилиям крупных домовладельцев. На улице Владимирской находилась усадьба служащего Фёдора Владимирова. А в Калошином переулке некогда проживал бригадир Алексей Иванович Калошин. Об этом бригадире мало что известно, судя по всему, он не совершил ничего выдающегося, но такова воля или произвол истории: память о нём увековечена в названии переулка. 

Не последнюю роль в старомосковской топонимике иг­рали храмы. К примеру, улица Пречистенка вела прямиком в Великую обитель Пречистой Богородицы – Новодевичий монастырь, а в Трёхсвятительском переулке находился одноимённый храм.

Революционный пантеон

В царской России почти не было улиц, названных в честь исторических личностей. Зато в советское время на столичной карте «отметились» почти все деятели революционной поры: от Карла Либкнехта и Розы Люксембург до Кирова, Баумана и Володарского. По мнению лингвистов, пантеон «революционных богов» стал настоящим бедствием для городской топонимики. Учёный Михаил Горбаневский назвал это явление топонимическим чертополохом. Ну не странно ли звучит: «Как проехать на Дзержинского?» или «Мне бы надо на Крупскую»…

Социалистическая эпоха политизировала топонимику, призвав её на службу идеологии, – так появились площадь Революции, улица Коммунистическая, Безбожный переулок, Рабочая улица и так далее. 

В борьбе с «топографическим идиотизмом»

В 60-е годы ХХ века была построена Московская кольцевая автодорога, столица заметно разрослась. Теперь основную задачу топонимики видели уже не в «идейности», а в том, чтобы максимально облегчить жителям и гостям города ориентацию на местности. Для новых магистралей власти выбрали географическую систему наименований, когда название улицы непосредственно указывает её направление и расположение относительно сторон света.

Таким образом, Беломорская, Петрозаводская и Череповецкая улицы появились на севере города; Симферопольский и Новочеркасский бульвары – на юге; Беловежская и Нежинская улицы – на западе, и так далее.

В то время вознила тенденция группировать улицы по тематике наименований. Например, если вам нужна улица, название которой связано с войной 1812 года, вы гарантированно найдёте её в районе Кутузовского проспекта. А если улица носит имя советского военачальника – маршала или генерала, в первую очередь её следует искать в окрестностях станций метро «Октябрьское поле» и «Щукинская». «Космические» топонимы чаще всего встречаются в районе ВДНХ. 

Топонимическая модернизация, или чем бы заняться министру культуры

В начале 90-х годов волна «демократизации» и пере­именований чуть было не смыла с карты города память о советской эпохе и её ценностях. Улицам возвращали дореволюционные названия. Улица Горького вновь стала Тверской, проспект Карла Маркса – Моховой, улица Герцена – Большой Никитской и так далее. По подсчётам москвоведов, в конце ХХ века в столице было переименовано около ста улиц, несколько площадей и станций метро. 

Не все были согласны с переименованиями, не все видели логику в этом процессе. Многие москвичи недоумевали, почему, переименовав, к примеру, Калининский проспект, власти оставили улицы Карла Либкнехта и Розы Люксембург, названные в честь лидеров немецких коммунистов, улицу Цюрупы, который был комиссаром продовольствия в советскую эпоху; бульвар Яна Райниса, проспект Андропова, улицы Кржижановского, Дмит­-рия и Марии Ульяновых и многие другие «советские» топонимы.

Дискуссии на тему реставрации или модернизации московских названий ведутся до сих пор. Вот недавно новый министр культуры Владимир Мединский высказался за переименования. «Почему у нас до сих пор существуют улицы революционеров-террористов Желябова и Халтурина, но нет улиц, названных именами их жертв?» – удивляется чиновник.

Почему у нас есть станция метро «Войковская», названная в честь Петра Войкова, который подписал приказ о расстреле царской семьи, и нет, к примеру, улицы Великой княгини Елизаветы Фёдоровны, которую православные чтят как святую? Не пора ли восстановить справедливость и поменять спорные названия?

«Что, разве новому главе российской культуры больше нечем заняться?» – возмущаются в ответ журналисты и блогеры. 

Сторонники и противники переименований выдвигают одинаково весомые аргументы в защиту своих позиций.

– Никто точно не подсчитывал, сколько стоит переименовать улицу, – рассуждает участник одного из интернет-форумов. – Замена табличек, труд рабочих, изменение печатей, бланков, уставных документов, банковских реквизитов организаций, расположенных на этих улицах... Жильцы тоже пострадают. Нужно будет брать новую справку в БТИ, а ещё предстоит побегать по поводу замены печати в паспорте!

Некоторые учёные убеждены в том, что топонимической реставрацией заниматься необходимо. 

– Исторические топонимы должны сохраняться и охраняться так же, как другие памятники культуры, – считает авторитетный специалист по топонимике, председатель правления Гильдии лингвистов Михаил Горбаневский.

Названия вне закона

В 1997 году в Москве был принят специальный закон, рег­ламентирующий переименование улиц и порядок возвращения им старых названий. Согласно этому закону, присваивать улице чьё-либо имя можно только спустя десять лет после смерти этого деятеля. Но закон уже неоднократно нарушали. Недавний прецедент: улица имени первого президента Чечни Ахмата Кадырова в Южном Бутове появилась через три месяца после его смерти. К протестам местных жителей и краеведов прислушиваться никто не захотел.

– Десятилетний временной рубеж установлен не зря, – говорит историк Владимир Козлов. – За это время история сама расставит все точки над i. Определит, кто и чего на самом деле стоит. Взвесит реальные и мнимые заслуги человека. Отметёт то, что сделано в угоду политической конъюнктуре.

Порой закон нарушают частные лица. Игрой в топонимику развлекаются националисты и монархисты – в общем, недовольные, которые считают себя единственными патриотами своей страны и ревнителями истории.

Например, протоиерей Димитрий Смирнов из храма святителя Митрофана Воронежского повесил на храм табличку «Улица Царская, 40» – так местечко называлось до прихода к власти большевиков. Нынешнее официальное название улицы – 2-я Хуторская. По словам отца Димитрия, он двадцать лет добивался переименования и, в конце концов, решился на радикальные меры. «Самовольные» таблички, конечно, потом снимают, но чего не сделаешь ради эпатажа…

 

Двойники из Новой Москвы

Практика показывает, что сложнее не возвращать старые названия, а придумывать новые. Невольно вспоминается лирическое вступление к знаменитому фильму Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С лёгким паром». Одинаковые города и одинаковые дома на одинаковых улицах – таковы реалии советской и постсоветской России. Если бы мы обладали фантазией и непринуждённым мышлением наших предков, вряд ли в российских городах было бы столько улиц Дружбы, Ленина, Мира, Советских, пронумерованных магистралей (1-я улица Текстильщиков, 9-я Парковая, 5-я Магистральная) и прочих топонимических клонов. 

В Москве, которая всё время строится и расширяется, заглатывая в свои границы соседние городки и посёлки, улиц с одинаковыми названиями порой оказывается больше, чем в каком-либо другом мегаполисе страны. В 2011 году московские власти столкнулись с топонимическим казусом: в городе чуть не возник второй Комсомольский проспект (первый находится в Хамовниках) и вторая улица Дружбы (первая находится в Раменках) – так собирались назвать улицы в строящемся микрорайоне «Люберецкие поля». Комиссия по переименованию от люберецкой «Дружбы» решила отказаться – улица стала Сочинской. А спорный проспект в итоге нарекли проспектом Защитников Москвы.

Сейчас в столице около 3,5 тысяч улиц, бульваров, аллей, шоссе, площадей, проездов, проспектов, переулков, просеки тупиков. Очередное расширение Москвы грозит очередной именной путаницей: в первопрестольной может оказаться больше двухсот улиц-«двойников». В мэрии нашли способ избежать масштабных переименований: новые территории сохранят статус городских или сельских поселений, а значит, в Москве вполне может быть две Школьных улицы, только официальный адрес у «новомосковской» будет примерно такой: г. Москва, городское поселение Троицк, ул. Школьная.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Иван Петрович Кордыбайло так и не попал в книгу рекордов Гиннеса за самый долгий ремонт квартиры: на 12-м году его убило соседями.
Еще анекдотов