Подать объявление
topkvadrat.ru / Стройки / Архитектор Эрик ван Эгераат: как нам обустроить Москву?

Архитектор Эрик ван Эгераат: как нам обустроить Москву?

© designed by Erick van Egeraat © designed by Erick van Egeraat
Автор: Михаил Мельников

13:22 / 14 апреля 2014

Обновлено:

18:12 / 14 апреля 2014

На вопросы «Квадрата» отвечает, пожалуй, самый именитый из работающих в России архитекторов. Эрик ван Эгераат спроектировал десятки удивительных зданий, от Академии шахмат в Ханты-Мансийске до обновлённого стадиона «Динамо» в Москве.

Уникальное кольцо

«Квадрат»: В чём главное структурное отличие Москвы от других крупнейших мегаполисов мира?

Эрик ван Эгераат: Москва находится в эпицентре России, хоть и не в географическом смысле. Это обуславливает её уникальную радиальную структуру железнодорожных путей, метро и главных дорог. Радиальная структура Москвы интересна, но сама по себе она не является гарантией качества городской среды, к тому же порождает серьёзные проблемы для движения наземного транспорта.

С архитектурной точки зрения Москва понятнее многих других городов. Радиальная модель выросла из кольцевой структуры, где различные «кольца» представляют поступательные периоды в истории архитектуры. Кремль – самая старая часть города, хотя многие здания на его территории были построены сравнительно недавно. Вокруг ядра аккуратно сгруппированы последующие века. Четко просматриваются периоды XX века: сталинский, хрущёвский и так далее. Окраины города застраиваются жилыми комплексами, также образующими кольцо.

Интеллектуальное оскудение регионов

«Квадрат»: Считаете ли вы нормальным тот факт, что население и финансы России сконцентрированы в одном городе на западной окраине огромной страны?

Эрик ван Эгераат: Я полагаю, что по мере концентрации власти, богатства и таланта в одном месте рано или поздно наступает критическая минута, когда остальные регионы начинают страдать от этого, оскудевая финансово и, самое главное, интеллектуально. Это происходит во многих странах, не только в России. Обратимся к Парижу. Во второй половине XX века французская столица стала тяжеловесом на фоне общей и экономической структуры страны. Правительство занялось решением этой проблемы сразу на нескольких уровнях, распространяя образование, инновации, инвестиции и инфраструктуру в различных регионах и создавая сеть городов-спутников Парижа. Одним из замечательных результатов этой политики стало появление сети скоростных поездов. Значительное сокращение времени, затрачиваемого на поездку из центра одного города в центр другого, полностью изменило экономику страны. Перед компаниями открылись новые возможности, когда открытие сети представительств в Лионе, Лилле или Метце стало более привлекательным, чем содержание главного офиса в Париже. Первые признаки аналогичного процесса я наблюдаю и в сегодняшней России: появление скоростных поездов Москва – Казань, создание особых экономических зон, инвестиции в олимпийское строительство и чемпионат мира по футболу не только в столице, но и в регионах.

Башня "Меркурий" Москва-Сити
Башня «Меркурий Сити» в Москва-Сити (на фото – справа). Архитектор Эрик ван Эгераат. Фото: © Egorkin Ilya

 

Москву нужно усовершенствовать

«Квадрат»: Отвечает ли дальнейшая застройка Москвы интересам России? Не лучше наложить мораторий и развивать только рекреационные зоны?

Эрик ван Эгераат: Запрет строительства не пошёл на пользу ещё ни одному городу. Это не выход. Город – это живой организм; как только прекращается рост клеток, начинается увядание. Хотя во Франции и были предприняты значительные усилия для переноса импульсов роста из столицы в регионы, в самом Париже не прекращается реализация инвестиционных и архитектурных проектов. Причина этого проста: Париж должен идти в ногу с остальным миром. Как и Москва. Не только Москва стягивает ресурсы и таланты со всей страны – то же самое делают и Лондон, Нью-Йорк, Токио и Шанхай! План Большой Москвы не должен сопровождаться запретом строительства и реконструкции в самом городе. Люди нуждаются в постоянном усовершенствовании инфраструктуры, общественных пространств, условий жизни и работы. Городу необходимо постоянно обновляться, чтобы не отставать от современности.

Как я уже говорил, запрет на строительство только погубит город, не дав никакого импульса к развитию регионов. Чтобы остальные части России смогли сравняться со столицей, они нуждаются в притоке инвестиций в инфраструктуру, общественные пространства, жилые и офисные проекты и прежде всего – в качество строящихся объектов. Представители администрации российских городов (Перми, Казани, Ханты-Мансийска и других), с которым я общался по этому поводу, отлично понимают суть дела. Однако изменение ситуации и закрепление изменений требуют огромных усилий и времени. Думаю, что наследие сочинского проекта, когда за относительно короткий срок были привлечены колоссальные инвестиции и реализованы крупномасштабные проекты, можно будет трезво оценить лет через десять – когда станут ясны качественный уровень и средовое воздействие реализованных проектов.

Избежать парижских ошибок

«Квадрат»: Москва всё более чётко становится разбитой по имущественным секторам: беднота живёт на Юго-Востоке, элита на Западе. Можно ли ожидать и создания этнических анклавов? Китайского, армянского и так далее?

Эрик ван Эгераат: Я могу только приветствовать дифференциацию Москвы и расширение возможностей для выбора. Я говорю о большем разнообразии и дальнейшей дифференциации различных районов и микрорайонов города. Однако я против разграничений с жёстким установлением различий и появлением гетто! Это вообще не очень характерно для российских городов. Возвращаясь к Парижу, приведу в пример пригород Сен-Дени. Это был оживлённый город с индивидуальной социально-экономической структурой, отличавшейся большим разнообразием. Однако со временем он превратился в монофункциональную зону с точки зрения образования, уровня безработицы и доходов и стал чем-то вроде тех гетто, которые в более разбавленном виде можно наблюдать во многих американских городах. В Лондоне произошли аналогичные вещи. Неудивительно, что недавние массовые беспорядки произошли именно в этих двух городах. В российских городах население довольно смешанное на всей территории города; это идёт ещё с советских времен. Поэтому у России хороший шанс направить городское развитие таким образом, чтобы избежать проблем, чтобы не пойти по пути других крупных мировых центров, страдающих от последствий чрезмерной социальной сегрегации.

Корпоративный университет Сбербанка
Корпоративный университет Сбербанка. Архитектор Эрик ван Эгераат.  Фото: © designed by Erick van Egeraat

 

Было бы хорошо создать здесь группу районов с различной спецификой:

  • центральный деловой квартал «Москва-Сити»;
  • артистический район для запуска новых проектов вокруг Курского вокзала;
  • эпицентр столичной жизни на «Красном Октябре»;
  • район качественных жилых и образовательных проектов вокруг университета.

Будет очень печально, если инвестиции в Большую Москву и Международный финансовый центр приведут к отсутствию средств на развитие юго-востока Москвы.

«Квадрат»: Защитники архитектуры упрекают городское правительство в уничтожении памятников старины и постройке ужасных зданий. Как вы думаете, какие-то московские здания XXI века постройки станут когда-нибудь, в свою очередь, памятниками архитектуры?

Эрик ван Эгераат: В каждую эпоху и в каждой стране строятся здания заурядные или убогие, здания средней руки и здания достойного или даже превосходного качества. Я считаю, что мои коллеги из бюро «Проект Меганом» и «Сергей Скуратов и партнёры» создают проекты исключительного качества, которым предстоят долгие десятилетия жизни. Здесь всё на самом высоком мировом уровне: и проектные идеи, и их материальное воплощение.

Нью-йоркская элита ездит на метро

«Квадрат»: Передвигаясь по Москве, вы часто стоите в пробках? У вас есть идеи, как уменьшить их число?

Эрик ван Эгераат: Я очень часто бываю в Москве. Как и все, я провожу много времени в пробках: в городе и вне его, по дороге на строительную площадку, в офис, отель или ресторан. Моим сотрудникам нередко приходится оставлять машину и спускаться в метро, чтобы не опоздать на важную встречу – хотя ситуация в метро не намного лучше. В Москве протяжённость дорог на одного жителя приблизительно на 85% меньше, чем в других столицах (например, в Берлине или Амстердаме). Но и среднее расстояние между станциями метро здесь в три-четыре раза больше, чем в Нью-Йорке. Пересадка с одного вида транспорта на другой организована неплохо, но не так хорошо, как в Токио или Сингапуре. Эти понятные критерии для сравнения необходимо принять за основу при разработке мер для улучшения транспортной ситуации. Я вижу признаки движения в правильном направлении.

Конечной целью должно быть появление нового мышления, когда буквально каждый житель города начнёт относиться к общественному транспорту как к удобной и доступной альтернативе транспорту автомобильному. В Лондоне все ездят на метро: бизнесмены, чиновники и рабочие-строители. На Манхэттене сосредоточено огромное количество высотных офисных зданий, но вы не найдёте там парковок – все сотрудники пользуются общественным транспортом. Возможно, в отношении Москвы это пока звучит нереалистично, но стремиться к этому нужно.

Эрик ван Эгераат
Эрик ван Эгераат. Фото: © designed by Erick van Egeraat

 

«Квадрат»: Комфортно ли вам в Москве? Насколько магазины, рестораны, поведение жителей соответствуют западным образцам? Что вкажется наиболее приятным, а что – требующим немедленного исправления?

Эрик ван Эгераат: В Москве мне очень комфортно. Несмотря на ряд трудностей, которые есть в каждом большом городе, Москва может предложить всё лучшее, что есть в мировых столицах. Кроме того, русские любят меняться. Поэтому здесь так интересно.

Лужков спас Москву

«Квадрат»: Можете ли вы сравнить градостроительную политику кабинета Лужкова и кабинета Собянина?

Эрик ван Эгераат: Я неоднократно говорил о том, что я – не критик Лужкова. Он был ориентирован главным образом на строительство, его интересовали объёмы. Это было крайне нужно городу в тот период, и это спасло Москву. Было ли построенное красивым и качественным? Нет. Но это вернуло Москву к жизни, колесики снова закрутились.

Собянин сменил акценты, перенеся их на качественные общественные пространства и провозгласив, что строительство должно быть умеренным. Это важный шаг в превращение города в разумно устроенный и открытый для изменений мегаполис современного образца. На этих же принципах должны строиться программы развития города. Развитие должно сопровождаться включением новых и всё более разнообразных участников в городские процессы, включая процесс принятия решений. И, самое главное, это должно происходить при соблюдении качества строительства. В этом отношении российская строительная индустрия сильно проигрывает: это очень отсталый и консервативный сектор.

«Квадрат»: Что дают Москве и москвичам (а не только застройщику и архитектору) непосредственно ваши проекты?

Эрик ван Эгераат: Я всегда стремлюсь к созданию чего-то нового, отличного от того, что существует. Хотя бы потому, что я – голландский архитектор, работающий в России. Поэтому мне нет смысла предлагать здесь то, что могут сделать российские архитекторы. Я создаю проекты, даю советы и разрабатываю идеи, которые привносят в город нечто новое и оригинальное и одновременно помогают решить ту или иную городскую проблему. Наряду со стремлением к красоте во мне сильно желание усовершенствования городской среды, общественных пространств. Проектируя здание, порой весьма необычное, я делаю это в контексте более общей модели развития, что и привлекает заказчиков. Я стремлюсь к первенству в совершенствовании окружающего мира.

Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


- Ты слишком много смеёшься. Это несерьёзно. 
- А ты слишком серьёзный. Это не смешно.
Еще анекдотов