Подать объявление
topkvadrat.ru / Ваше право / Сергей Корзун: «Похвальное слово цензуре»

Сергей Корзун: «Похвальное слово цензуре»

Сергей Корзун Сергей Корзун
Автор: Сергей Корзун

14:57 / 1 марта 2013

Обновлено:

22:38 / 23 июля 2013

Статья «Похвальное слово цензуре» из номера «Квадратъ»

№24 от 4 февраля 2013

Граждан за мат собираются штрафовать на 2–3 тыс. руб., должностных лиц – от 5 до 20 тысяч, а юрлиц – аж на 200 тысяч.


«Ты, Зин, на грубость нарываешься!» 
Владимир Высоцкий
 
Как-то в последнее время стало журналистов на грубость прорывать. Даже в некотором смысле рвать, как Штирлица на Родину. Вон, главный редактор РСН, в прошлом ведущий телекиллер Сергей Доренко, налетел на судебный иск от главы РЖД Владимира Якунина за выражение «ничтожество облёванное». Впрочем, относились слова эти не лично к Якунину, а к возглавляемому им ведомству со всеми его рельсами и шпалами. Но Доренко иска в 80 тыс. руб. не убоялся и вместо извинений продолжает атаковать госмонополию. Кому интересно, сходите 13 февраля в Кунцевский райсуд, послушайте.
 
А вот Антон Красовский, в очередной раз уходя, теперь – с нового телеканала Kontr TV, сделал в своей последней программе любопытное предположение: если встать у здания Госдумы с плакатом «Горите в аду, пи..расы», мало кто подумает, что имеются в виду лица нетрадиционной ориентации.
 
Госдума уже давно начеку, и познеровская оговорка только подлила там масла в огонь. Сергей Железняк в октябре внёс законопроект об ответственности за нецензурную брань в эфире, и вот Дума уже приняла его в первом чтении. Граждан за мат собираются штрафовать на 2–3 тыс. руб., должностных лиц – от 5 до 20 тысяч, а юрлиц – аж на 200 тысяч. Как говорится, хочется крыть – да нечем!
 
Между тем, мы подзабыли, что когда-то в эфире и на печатных страницах мат был под полным запретом, квалифицировался как «злостное хулиганство», а нарушителям грозил серьёзный тюремный срок – до 5 лет. Уже в обозримом прошлом по этой 206-й статье УК России проходили Дмитрий Быков и Александр Никонов. 1 апреля 1995, желая безобидно пошутить, друзья выпустили юмористическое, но не слишком цензурное приложение к газете «Собеседник», под названием «Мать». Тираж разлетелся вмиг, а через некоторое время оба автора реально были взяты под стражу. Общественность заступилась, и через пару дней их выпустили. А ещё через два года полностью оправдали в связи с декриминализацией содеянного, согласно новой редакции этой статьи. Выражаться без совершения насильственных действий закон теперь разрешил.
 
«Мне очень стыдно, – писал Быков позже. – Я никогда не повторил бы эту шутку. Когда живёшь в такой духовной стране, как наша, всегда надо помнить о силе печатного слова». Думаете, издевался? – Да ладно! Вам наверняка почудилось. Быков же встал на путь исправления, то есть начал заменять в печатных текстах свои нецензурные эскапады отточиями. А вот остальные журналисты возмутительно распоясались. До такой степени, что «Коммерсантъ-Власть» позволил себе опубликовать фото избирательного бюллетеня с нецензурным словом в адрес Путина. Никто не сел, просто нескольких человек из руководства «Ъ» попросили встать. И выйти.
 
Лично я тоже против посадок, а вот закон о штрафах за непристойности в СМИ поддерживаю однозначно. Штраф – это, если вдуматься, просто рыночная плата за пользование услугой. Сильно приспичило на людях – выразись, мы же не звери. Но потом заплати. Понимаю, что непросто провести границу между допустимыми эпитетами и издевательскими выражениями, похожими до полного созвучия на матерные слова, но всё же поддерживаю.
Не то чтобы к мату я испытывал личную неприязнь. Помню, как артистично вставляла крепкое словцо в безупречную русскую речь самая классная тёлка нашего курса в Инязе, и я от этого просто млел. А вот сегодня, когда вижу на улице, как юные создания со школьными портфелями в руках мирно  беседуют на «русском матерном», почему-то жить не хочется. Когда, наедине с собой, я безуспешно ищу инструмент во время домашнего ремонта, порой сам ору в полный голос «какая б…ь сп...ила эту зло…чую х..вину?» Но если рядом домашние, то, разумеется, облеку эту мысль в другие слова, типа: «никто не видел крестообразную отвёртку?»
 
Вот возьмём Китай, там в ноябре прошлого года власти приостановили работу образовательного телеканала провинции Цзянсу. Причина – нецензурная брань в эфире телешоу с участием скандальной модели Гань Лулу. Китайские власти сочли, что образовательную функцию канал выполняет плохо.
А в США ещё в 2004 году был принят закон о штрафах за использование непристойностей во время прямого телеэфира. Это было реакцией на матерное словцо лидера группы U2 Боно во время церемонии вручения премии «Золотой глобус». Телевещатели попытались оспорить этот закон, сославшись на нечёткость критериев и возможное ущемление свободы слова. Но Верховный суд посчитал закон о штрафах за сквернословие «всецело целесообразным». Теперь на свободном американском телевидении действует запрет в отношении всех слов, имеющих сексуальные коннотации. «Даже учитывая, что слово на букву «ф» (fuck) стало одним из самых обиходных, не следует забывать, что его настоящее значение имеет сексуальный подтекст», – сказал Верховный судья Антонин Скалия. В то же время, Верховный суд в июне 2012 отменил несколько ранее наложенных на телекомпании штрафов, в том числе за эмоциональную выходку Боно, «поскольку телевещатель не предполагал случайного прохождения непристойных эпизодов в эфир».
 
Все крупные мировые издания в Интернете, давая возможность читателям комментировать свои статьи, как-то умудряются держать в рамках приличий накал дискуссии даже на самые острые темы. Не без обидных для кого-то эпитетов, но без упражнений в ругательном остроумии. Среди российских же СМИ немало таких, где в зону свободных комментариев лучше не заходить, может стошнить.
 
Почему навести порядок на своей лестничной клетке и в своём подъезде оказалось гораздо проще, чем в Интернете? Не потому ли, что ты время от времени встречаешь соседей и смотришь им в глаза? И как-то можно договориться, какие слова не стоит писать на стенке лифта, и где нежелательно складировать окурки. А вот в Интернете лить потоки грязи стало в порядке вещей. Тебя обхамили? Ответь анониму тем же!
 
Пусть Интернет – место, где каждый имеет право высказаться и выразиться. Но всё же мне, бродя по сайтам, хотелось бы не вляпываться в г..но. Можно повесить на соответствующие ресурсы значок помойки. Но можно и по-другому. Что если отдельно индексировать свободную от унижения человеческого достоинства часть Интернета прямо поисковыми машинами? Ищут же они через «ключевые слова» потенциальных террористов! Грязных ругательств и их разновидностей много, но значительно меньше, чем слов вообще. Если родные «Яндекс» с «Рамблером» или чужие «Гугл» с «Бингом» просто будут помечать маленькой симпатичной меткой порталы и сайты, свободные от ругательств, думаю, что многие захотят, как и я, воспользоваться функцией поиска только по «приличным» ресурсам…
 
Так что – да здравствует закон об ограничении грубости! Только почему-то кажется, что идиллию в обществе он всё равно не установит, и не «возляжет лев с агнцем». Ведь одних на грубость прорывает, а другие с таким же постоянством на неё нарываются.
Напечатать Послать по e-mail Комментировать
Система Orphus

Комментарии

Оставить комментарий

Наши эксперты

Руководитель дизайн-студии «Уютная квартира».
Задать вопрос
Заместитель председателя правления, член совета директоров Банка расчётов и сбережений. Эксперт по кредитованию и вкладам.
Задать вопрос
Адвокат в сфере недвижимости
Задать вопрос
Все эксперты


Прыгать с парашютом совсем не страшно. Открываешь дверь в самолете, а там Gооglе Марs. Ты же не боишься Gооglе Марs?

Еще анекдотов